[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Khoren 
Форум » Армяне » Армя́не (арм. Հայեր) » Культура Армении (Культура Армении)
Культура Армении
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 4:57 PM | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Культура Армении
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 4:58 PM | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянская архитектура

В I тысячелетии до н. э. в основном завершается процесс складывания армянского народа[2]. С VI в. до н. э. архитектура и градостроительство на Армянском нагорье вступают в новый этап развития, проявляя новые качественные особенности. Ксенофонт в труде «Анабасис» приводит первое упоминание о народном жилище армян — глхатуне[3]. В III—I вв. до н. э. возникают и развиваются города ранней армянской государственности — Армавир, Ервандашат, Арташат, Вагаршапат, Тигранакерт, Заришат и другие. В больших городах значительное развитие получают металлургия, гончарное производство, художественная обработка камня и дерева, строительное дело[4]. Эти города, так же как и крупные крепости (Гарни, Артагерс, Ани-Камах, Даруйк), языческие святыни (Багаван, Багреванд, Аштишат и прочие), становятся основными звеньями развития древнеармянской архитектуры и градосторительства. Согласно письменным источникам, частично материалам раскопок Гарни, Армавира и Арташата, традиционные градостроительство и архитектура Армении начиная с IV в. до н. э. развивались под влиянием греко-эллинистической, а с I в. до н. э. — римской культуры, формируя «армянский эллинизм»[5]. Градостроительные факторы, включая защитные особенности городов, были во многом похожи на эллинистические. Для строительства городов местность выбиралась вблизи рек (Аракс, Арацани), которые, кроме обеспечения жизнедеятельности городов, составляли часть их оборонительной системы.

Шедевром античной архитектуры Армении является Гарни, построенный армянским царём Трдатом I (54—88 гг.) в 76 г., о чём свидетельствует обнаруженная там же его над­пись на греческом языке.

По свидетельству Плутарха в Арташате[6] и Тигранакерте[7] существовали театры, которые предположительно были построены по типу античных амфитеатров. В результате раскопок Гарнийской крепости открылись останки царского дворца и бани — с мозаичными полами. В Арташате обнаружились бани, системы водоснобжения, архитектурные и скульптурные фрагменты зданий.

IV—VII века

С самого начала образования феодальных отношений архитектура и градостраительство Армении вступили в новый этап. Античные армянские города переживали экономический упадок, своё значение сохраняли только Арташат и Тигранакерт. На историческую смену приходили Двин и Карин (Эрзурум). Строительство города Аршакаван царем Великой Армении Аршаком II не было закончено полностью. Христианство воплотило в жизнь новую архитектуру религиозных сооружений, которая изначально питалась традициями прежней, античной архитектуры.

Церкви IV—V веков в основном являются базиликами (Касах, IV—V вв., Аштарак, V в., Ахц, IV в., Егвард, V в.). Некоторые базилики армянской архитектуры относятся к так называемому «западному типу» базиликальных церквей. Из них наиболее известны церкви Текора (V в.), Ереруйка (IV—V вв.), Двина (470 г.), Цицернаванка (IV—V вв.). Трёхнефная Ереруйкская базилика стоит на на 6-ступенчатом стилобате, сооружена предположительно на месте более раннего дохристианского храма. Сохранились также базилики Карнута (V в.), Егварда (V в.), Гарни (IV в.), Зовуни (V в.), Цахкаванка (VI в.), Двина (553—557 гг.), Талина (V в.), Танаата (491 г.), Джарджариса (IV—V вв.), Лернакерта (IV—V вв.), и т. д..

С V века базилики начинают сменяться купольными церквями с разными архитектурными выражениями. Из них купольные залы (Птхни, VI—VII вв., Аручаванк, 661—666 гг.), купольные базилики (реставрированный Текор, 478—490 гг., Одзун, VI в., Мрен, 613—640 гг., Гаянэ, 630 г., Багаван, 631—639 гг.) а также триабсидные купольные базилики (реставрированный св. Григор Двина, 608—615 гг., большой храм Талина, VII в.) восходят к трехнефным базиликам. Более разнообразны крестообразные центракупольные храмы VI—VII веков, когда армянская архитектура стремилась к целостности внутреннего пространства[8]. Данная архитектурная идея развита в церкви 588—597 гг. а Аване и достигла классического совершенства в церкви св. Рипсимэ (618 г.) и в ряде других похожих церквей (Гарнаовит, VI—VII вв., Таргманчац, VII в., Арамус, VII в., Сисаван, VII в., Арцваберд, VII в.). В них с максимальной ясностью и лаконичностью решены задачи взаимосвязи архитектурного плана, форм и перспективы, единства архитектурной идеи. Мастара (V—VI вв.), Артик (VII в.), Воскепар (VI—VII вв.) св. Тадеос Багарана (624—631), представляют тип четырёхабсидной крестообразной центракупольной церкви. Стремление к созданию новых типов крестообразных центракупольных церквей приводит к появлению в VII века шедевра армянской архитектуры эпохи — Звартноца (641—652 гг.). Звартноц отличается также декоративным принципом архитектурного построения. Среди первоочередных памятников армянской архитектуры VII века выделяется также Аручаванк, где некоторые время находилась армянский престол. В церкви сохранились следы древних фресок. Аручаванк особо примечателен своим купольным залом (16,95м.—34,6м.). К концу VI-го началу VII века относится один из наиболее совершенных памятником[9] армянской раннесредневековой архитектуры — церковь Мастара. Мастара вариант крестово-купольного храма, является центрическим зданим с широким куполом (диаметр 11,2 метра) на тромпах и с выступающими извне 4 апсидами, имеет подчёркнуто пластическую выразительность.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 4:59 PM | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Во второй половине VII века создается многоалтарный тип церквей (церковь Зоравара в Егварде, 661—685 гг., церкви Иринда, VII в., Арагаца, VI в.). Одновременно в V—VI вв. разрабатывается стиль маленьких церквей с крестообразным планом. Совершенствуясь в VI—VII веках, этот стиль проявился в целом ряде храмов и церквей, из которых наиболее известны аштаракский Кармравор (VI в.), св. Степанос в Коше (VII в.), малый храм Талина (VII в.), св. Саркис в Бджни (VII в.) а также церкви в Агараке (VII в.), Алмана (637 г.), Арзни (VI в.), св. Ншан в Дзагаванке (VII в.), Манканоц св. Сион в Ошакане (VII в.), св. Степанос Лмбатаванка (VI в.) и т. д.. Последний — крестообразная купольная базилика с восьмигранным барабаном и тромповым переходом. В церкви сохранились также ценнейшие остатки раннесредневековой армянской фресковой живописи.

Архитектура светских зданий развивалась самостоятельно. Два дворца Двина (V и VII века), дворец Звартноца (VII в.) и два дворца Аруча (VII в.) отличаются единством композиционного решения плана — центральное место в них занимают колонные залы. Разные типы светских зданий представлены обнаруженными в Двине жилыми домами, общественными и другими зданиями. Монументальные памятники VI—VII вв., «пропагандирующие» крест, — хачкары — приходят на смену деревянным крестам, которые были распространены в Армении в первые периоды христианства. Каменные «крылообразные» хачкары характерны для раннего периода развития малой архитектуры хачкарного искусства.

В Эчмиадзинском соборе, в церкви св. Григора в Двине, в Звартноце обнаружены памятники мозаичного искусства. Полностью сохранилась мозаика VI века в армянской церкви св. Иакова в Иерусалиме (с армянскими надписями). Раннесредневековые фрески обнаружены в мавзолее Ахца, в базиликах Касаха, Ереруйка, Циранавор и т. д.

Архитектурная традиция строительства мавзолеев восходит к урартской и эллинистической эпохи. Среди древнейших мавзолеев этой эпохи известны мавзолей Аршакидов в Ахце (IV в.) и Григориса (489 г.) в Арцахе. Погребальни в мавзолее Аршакидов — подземные, погребальня Григориса — под главным алтарем церкви. Похожее строение имеют мавзолеи св. Рипсиме и св. Гаянэ (VII в.). Зовунийский мавзолей (V в.) расположен у стен небольшой часовни св. Вардан. Методы художественной выразительности архитектуры IV—VII веков адекватны принципам архитектуры и художественным-эстетическим представлениям, господствовавшим в ту эпоху. В основе образного представления лежали взаимосвязанные решения архитектурного плана и перспективы, ясное совершенство форм и фасадов, пропорциональная гармония, правильные механизмы выражения архитектоники. Возведение стен из разноцветных камней (что, кроме конструктивного, имело также художественное значение) являлось одной из характерных черт архитектуры данной эпохи. Стремлением к внешней и внутренней лаконичности обусловлено ограниченное использование декоративных элементов. Они были призваны в основном подчёркивать формы окон и входов, пластически обогащать некоторые части стен и расчленять плоскости фасадов.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 4:59 PM | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
VIII—XIV века

В начале VIII века в связи с арабскими нашествиями строительство в Армении временно переживает сравнительный упадок. Сооружения строились в отдельных княжеских владениях (подземный мавзолей Артавазда Камсаракана), развивалась светская архитектура. Католикосы Армении, несмотря на тяжелые политические условия, всячески способствовали строительству новых церковных зданий (Давид I Арамонеци строит церковь и дворец). В Двине было воздвигнуто дворянское здание центральной городской крепости. В эпоху Раннего Средневековья формируется искусство хачкаров — памятников малой архитектуры.

В 885 году, после восстановления армянской государственности, архитектура Армении переживает новое возрождение. В главных городах строятся новые значительные архитектурные здания, развивающие архитектурные методы IV—VII веков. На основе исторического-стилистического единства развиваются архитектурные школы Ани-Ширака, Ташир-Джорагета, Сюника, Васпуракана.

Кроме собственно городов, архитектура развивалась также в отдельных княжеских владениях, крепостях и особенно церковных комплексах, которые, переживая быстрое развитие, становятся культурными центрами своего времени. В недавно освобожденной от арабского ига стране вначале строились сравнительно небольшие здания, самые ранние из которых известны в горном Сюнике, на побережье Севана.

Первые построенные в IX веке церкви воспроизводили композиции трёхабсидных и четырёхабсидных крестообразных в плане центральнокупольных храмов VII века (построенные в 874 году две церкви на острове Севан[10] — Севанаванк и Айраванк). Однако в остальных сооружениях того же типа наблюдается пристройка угловых приделов (монастырь Шогакаванк, 877—888 гг.), а также тенденция включения этих приделов в общую композицию сооружений (монастыри Котаванк, Макеняц). Купольная композиция VII века с четырьмя отдельно стоящими пилонами была использована при возведении храма Погосо-Петроса в Татеве (895—906 гг.), причём угловые стены двух добавочных приделов заменили несущие купол пилоны. Результатом подобного творческого подхода к композиционной задаче и явилась сооружение главной церкви монастыря Каракоп в Вайоц-дзоре (911 г.), в которой нет несущих купол пилонов, и купол опирается на угловые стены четырёх пределов[11]. В 903 г. строится церковь Котаванк, к первой четверти X века относится церковь Бюракана, в 936 году строится купольный храм Гндеванк в гаваре Вайоц-Дзор, в конце X века — церковь Макеняц.

В X веке формировалось Васпураканское царство, центром которого становится остров Ахтамар в озере Ван. Товма Арцруни описывает строительство центральной крепости, дворца и других сооружении Ахтамара[8]. Ныне сохранилась только церковь св. Креста архитектора Мануела, которая была построена в 915—921 гг. Своим планом церковь напоминает храм св. Эчмиадзин Дзорадира, возведенный в VI веке. Церковь особо известен богатейшей резьбой по камню, разнообразными по сюжетам-рельефами а также фресками.

Широко распространились армянские технологии строительства и отделки; материалы, используемые в армянском архитектурном строительстве, приобрели популярность за пределами Армении. Они были настолько специфичны, что их называли армянскими. Так, арабский историк и путешественник Аль-Масуди X века в своей работе «Золотые копи и россыпи самоцветов», описывая один из домов, который он посетил в Багдаде, говорил: «Вошел я к нему однажды зимним весьма холодным днем, в Багдаде, и обнаружил его в просторном зале, обмазанном красной армянской глиной, и она сверкала, подобно молнии»[12]

Более плодотворным становится архитектурная школа Ани-Ширака, развивавшаяся на владениях Багратидов (центральное владение гавар Ширак). Столицей Анийских Багратидов изначально являлось Багаран, позже — Ширакаван, где в конце IX века по примеру Аручского храма (VII в.) царь Смбат I возвел новый храм[13]. Позже в Карсе в 940-гг. царь Аббас строит центральнокупольный храм[14]. Один из классических образцов Ани-Ширакской школы архитектуры — церковь Мармашен, строительство которого был начат в 988-ом и завершилась в начале следующего века.

В Х—XI вв. с распространением парусной конструкции гранёная форма барабана купола уступает место круглой; при этом купола часто увенчиваются покрытием зонтичной формы. В этот же период под влиянием народного жилища — глхатуна — получает развитие оригинальная центрическая форма покрытия монастырских зданий-гавитов (гавиты — своеобразные церковные притворы, выполнявшие различные функции: усыпальниц, мест для прихожан, залов для собраний и занятий).
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:00 PM | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
В середине X века развивается Ташир-Дзорагетская школа архитектуры: в 957—966 гг. строится монастырь Санаин, в 976—991 гг. царица Хосровануйш и его младший сын Гурген основывают монастырь Ахпат — один из крупшнейших архитектурных и духовных центров Армении. Почти все архитектурные типы VII века были реализованы а храмах X столетия[15], но особенно часто армянские архитекторы обращались к структуре купольных залов[15]. В архитектуре X века начинает формироваться композиция притворов — гавитов[15]. Армянские архитекторы X века обладали международным признанием[16].

До середины XI века армянская архитектура бурно развивается в Ани. Среди памятников других областей страны, особо выделяются монастырь Кечарис (1033), церковь св. Богородицы в Бджни (1031), Ваграмашен (1026), Бхено Нораванк (1062), Воротнаванк (1007) и некоторые др.. В начале XI века строились монастырь Варагаванк[17] и Хцконк (1029 г.) в Западной Армении.

Развитие каменных зданий гражданского назначения тесно связано с развитием монастырских комплексов, замечательных образцов архитектурных ансамблей. Значительное место в них отводилось жилым и хозяйственным постройкам, а также таким светским зданиям, как трапезные, школы, книгохранилища, гостиницы, гавиты (монастыри в Санаине, Х—ХIII вв., в Ахпате (X—XIII вв.).

Особенно сильное влияние на армянскую архитектуру оказывают светские здания в XII—XIV вв. Выделяются оригинальные чытырёхстолпные залы и бесстолпные помещения с перекрытием на пересекающихся арках, особенно характерные для широко строившихся в монастырях гавитов. Четырёхстолпные гавиты чаще всего были квадратными в плане с арками, перекинутыми между колоннами и стенами. В центре на четырёх колоннах делается купол или шатёр с круглым проёмом в вершине (гавит в Санаине 1181 г.).

В 1188 году на месте старой церкви Гетик Мхитар Гош основывает новое здание — крестовокупольную зерковь Нор Гетик или Гошаванк. Строительство главной церкви св. Аствацацин (Богородицы) осуществляется в 1191—1196 гг. архитектором Хюсн.

Вместе со строительством благоустроенных магистралей широкое распространение получило сооружение мостов, о чём может свидетельствовать строительство одноарочного моста в Санаине через р. Дебед в 1192 г.

Бесстолпные залы с перекрытием на пересекающихся арках — выдающееся изобретение армянских зодчих, в котором оригинальная конструктивная система позволила построить интерьер нового типа. Яркая пластика и основные членения здесь целиком образуются конструктивными элементами, создающими ясную и логичную тектоническую структуру центрического нервюрного свода; являвшегося основной конструкцией и главным украшением просторного зала. Устраиваемый над квадратом пересечённых арок световой фонарь в виде купола или шатра обогащал композицию, придавая ей стройность и вертикальную устремлённость. Характерным примером может служить Большой гавит монастыря Ахпат (1209 г.). В его композиции завершающий «купол» сам представляет собой систему пересекающихся арок, несущих световой фонарь.

Наряду с монастырскими постройками в рассматриваемый период в Армении интенсивно застраивались и благоустраивались города. Получили развитие общественно-коммунальные здания: караван-сараи, бани, производственные и инженерные сооружения: водяные мельницы, оросительные каналы, дороги и др.

Новый подъём армянской архитектуры начинается с последней четверти XII века[15] при правлении Закарянов. Памятники конца XII — первой четвери XIII века показывают непрерывность развития архитектурных традиции, несмотря на более чем вековое сельджукское иго. Новые стилевые особенности, разработанные в X—XI веках полностью сохраняются, декоративные способы становятся более тонкими[8]. Церковные комплексы с XIII века начинают расширяться новыми сооружениями. Среди наиболее крупных и известных архитектурных памятников начала XIII века Аричаванк (1201), Макараванк (1205), Тегер (1213—1232), Дадиванк, (1214), Гегард (1215), Сагмосаванк (1215—1235), Ованаванк (1216), Гандзасар (1216—1238) и т. д.. Элементами построения церковных ансамблей, кроме собственно гавитов, являлись также гавиты-мавзолеи, библиотеки, колокольни, трапезные, водоемы и прочие мемориальные здания[8].

К середине XIII века относятся Гтчаванк (1241—1246), Хоракерт (1251), к концу XIII века Танаде (1273—1279) и Агарцин (1281).

Особое развитие в XIII веке получила именно архитектура монастырей. Существовали весьма разнообразные принципы планировки монастырских комплексов[15]. При сохранении типологии храмов, были изменены их пропорции, в частности значительно повысились барабан, фасадные щипцы и шатер[15]. Гавиты строятся с весьма разнообразными пространственными решениями[15]. Прочерченная схема свода центральной ячейки сохранившаяся на южной стене гавита монастыря Аствацнкал считается ранней среди известных средневековых архитектурных рабочих чертежей[15].

В XIII столетии среди архитектурных школ особо выделяются Лорийская, Арцахская и Сюникская, с конца того же века такжа Вайоц-Дзорская[15]. Вайоц-Дзор становится одним из центров армянской культуры в конце XIII — первой половине XIV века. Здесь действовал также Гладзорский университет и где развилось отдельное направление армянской миниатюрной школы. В Вайоц-Дзоре строятся такие памятники архитектуры как Нораванк (1339 г.), церковь Арени (1321 г.), Зорац (не позднее 1303 г.) и др.. Подъем Вайоц-Дзорской школы архитектуры связан с деятельностью княжеского дома Орбелян.

Видные архитекторы, мастера по камню и художники эпохи — Момик, Погос, Сиранес (гавит церкви Аратес, 1262, родовая усыпальница Орбелянов, 1275) и другие.

В XII—XIV веках развиваются здания княжеских мавзолеев-церквей (церковь Егварда, 1301, Нораванк, 1339, Капутан, 1349). В то же время иноземное иго привело экономику страны в катастрофическое положение, усиливалась эмиграция населения, почти приостановилась строительство монументального типа. В XII—XIV веках процветала архитектура в Киликийском царстве, где традиции классической армянской архитектуры сочетались с особенностями византийского, итальянского, французского искусства и архитектуры. Развитие архитектуры большей частью было обусловлено развитием армянских городов, которые стали центрами развития светской городской архитектуры. Для армянской архитектуры новым явлением становится строительство портовых городов. Принципы строительства горных городов и сёл было в основном то же, что и в собственно Армении.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:01 PM | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
VIII—XIV века

Архитектура Ани

В IX—XI вв. на территории Армении возникает независимое государство Багратидов со столицей в Ани. Архитектура этого времени продолжает развивать принципы зодчества VII в. В культовых зданиях продолжают разрабатываться центрические и базиликальные структуры. В центрических зданиях становится всё более определённой тенденция объединения интерьера вокруг центральной оси, господство подкупольного пространства в традиционных схемах крестово-купольного храма и купольного зала. Пропорции храма вытягиваются. Большое значение приобретает декоративное убранство, резьба по камню (церковь Григория в Ани, конец Х в.; церковь Аракелоц в Карсе, середина Х в.).

О развитии купольной базилики даёт представление кафедральный собор Ани, построенный выдающимся армянским зодчим Трдатом. Его строительство было начато при Смбат II в 989 г. и завершилась в период правления Гагика I в 1001 г.. В структуре храма выделена крестообразность, что говорит о влиянии на композицию крестово-купольной системы. Средний и поперечный нефы значительной высоты (20 м) доминируют в интерьере и на фасадах. Стремление к пластическому богатству проявилось на фасадах — в изящной декоративной аркатуре, а в интерьере — в сложном профиле пучкообразных колонн, подчёркивающих вертикальную устремлённость членений, которой отвечает и стрельчатая форма основных арок. Отмеченные детали (стрельчатость, вертикальная расчленённость устоев, аркатура и др.) в некоторой степени предвосхищают приёмы романских и раннеготических зданий, развившихся несколько позднее в странах Европы.

Изначально, в V—IX веках Ани представлял собой одну из важнейщих крепостей центральной Армении, в X—XI века Ани — столица Армении, в IX—XIV века — крупнейший культурно-экономический центр. В годы процветания население Ани достигло 100 тыс.[18]. В историческом развитии Ани выделяют 3 этапа: 1) период Камсараканов (IV—VII вв.), 2) Багратидов (X—XI вв.), 3) Закарянов (1-я полавина XIII в.). Эпохи Камсараканов относятся древнейщие стены города и дворянский храм (VII в.), на стенах которого вырезаны изображения 4 евангелистов, а также библейская сцена принесения в жертву Исаака Авраамом. Среди ранних построек известны городские стены («Ашоташен») 963—964 гг., построенные Ашотом II. В связи с быстрым развитием города царь Смбат строит новые стены, так называемые «Смбаташен», высота которых в некоторых местах достигала 8-10 м. В разные времена стены были реконструированы Закарянами и др. Стены Ани имели до 40 входов , у каждого из которых имелось собственное название.

XV—XVIII века

Со второй половины XIV века для армянской архитектуры начинается трудная эпоха. Из-за политического и экономического упадка строительство в стране развивается медленно. В XV—XVI веках в Армении не строятся крупные монументальные здания. Армянское искусство обработки камня в этот период развивается в малой архитектуре — хачкарах. В XV—XVI веках армянские архитекторы играли значительную роль в развитии османской архитектуры. С середины XVIII века в Константинополе свою деятельность начинает династия армянских архитекторов Балян — авторы дворца Долмабахче.

Собственно армянская архитектура на протяжении XV—XVI веков развивается в местах компактного проживания армян на территории России, Грузии, Украины, Крыма, Польши.

Начиная со второй половины XVII века в Армении отмечается сравнительный мир, после трёхвекового перерыва создаются условия для развития национальной архитектуры. Строительство развивается в основном по трём направлениям: 1) восстановление старых церквей и храмов, 2) строительство новых, 3) развитие уже существующих за счёт новых сооружений. Значительные строительные работы ведутся в Вагаршапате, восстанавливаются главный собор и храм св. Гаянэ. Новые церковные сооружения строились по принципам армянской архитектуры IV—VII веков — купольные базилики, купольные залы и особенно трёхнефные базилики. Трёхнефные базилики XVII века, в отличие от своих раннесредневековых аналогов, более простые, без особой декоративной роскоши, часто из малообработанного камня. Типичные примеры архитектуры эпохи: церкви Гарни, Татева (1646), Гндеваза (1686), Егегиса (1708), Нахичевана (св. Богоматери в Бисте (1637), св. Шмавона в Фараке (1680), св. Григоря Просветителя в Шороте (1708)) и другие.

В XVII веке купольных церквей строилось сравнительно немного. Строение купольного зала имели большая церковь Хор Вирапа (1666) и Шогакат (1694) Эчмиадзина. Купольные базиликальные цервки строились в основном в Сюнике и Нахичеване. В этот период основным строительным материалом являлся базальт, использование которого требовало больших затрат. По этой причине начинают использоваться более простые материалы, в основном кирпич.

XIX век. Начало XX века

В XIX веке градостроительство и архитектура городов западной Армении (Ван, Битлис, Карин, Харберд, Ерзнка и т. д.) переживали незначительные изменения. Присоединение Восточной Армении к России в начале того же века создало условия для экономического подъёма и сравнительного развития архитектуры и градостроительства. Города частично (Ереван) или полностью (Александраполь, Карс, Горис) обустраивались по каноническим планам главных планировок. Реконструкция и сооружение городов развивалось особенно в конце XIX, начале XX веков, когда перечисленные города становились центрами капиталистического развития Армении.

История армянской архитектуры XX века начинается с инженера-архитектора В.Мирзояна. Им были спроектированы здания Ереванской мужской гимназии на ул. Астафьяна (ныне Концертный зал им. Арно Бабаджаняна на ул. Абовяна), Казначейство и казённая палата (ныне банк на ул. Налбандяна), Учительская семинария.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:02 PM | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
XX век

История архитектуры Советской Армении начинается с Александра Таманяна. В начале XX столетия Таманян создал основную версию Генплана Еревана. Он является автором зданий «Оперы и балета им. Спендиарова», «Дома правительства». Параллельно с Таманяном творили мастера Н. Буниатян (гостиница «Ереван») и другие.

Эпоха 1930-х годов отражается в зданиях Г. Кочара (кинотеатр «Москва», административное здание КГБ, Универмаг), К. Алабяна, М. Мазманяна.

Послевоенное архитектурное проектирование возглавили Р. Исраэлян (Винные подвалы треста «Арарат», Монумент Победы в парке «Ахтанак»), Г. Таманян (кинотеатр «Наири», Консерватория им. Комитаса, Музыкальная школа им. Саят-Новы, Школа им. А. П. Чехова), М. Григорян (Резиденция президента, Национальное собрание, Матенадаран, Картинная галерея, Конституционный суд), Э.Тигранян (ЕГУ, здание железнодорожного вокзала), С. Сафарян (Дом правительства н.2, НАН РА, ИМЛ (ныне посольство Китая в Армении), Драм. театр в Ленинакане, Медицинский институт, Школа им. А. С. Пушкина), Г. Агабабян (Крытый рынок), К. Акопян (стадион «Динамо», стадион «Раздан»), С. Кнтехцян (летний зал кинотеатра «Москва»), С. Гурзадян (Бюраканская астрофизическая обсерватория), А. Тарханян (Памятник жертвам геноцида армян в 1915 году, аэропорт Звартноц, Спортивно-концертный комплекс).

В 1970-х годах архитекторами Л. Христафоряном и Р. Асратяном были созданы здания аэропортов «Ширак» и «Эребуни». Аэропорт в Гюмри является одним из зданий Армении, которые выдержали землетрясение 1988 года.

Архитектура Советской Армении в двадцатом веке развивалась на основе лучших традиций армянского архитектурного стиля.

Начало XXI века

В 2001 году произошло торжественное освящение церкви Святого Григория Просветителя в Ереване, строительство которой было приурочено к 1700-летию принятия в Армении христианства в качестве государственной религии. Церковь считается крупнейшей по своим масштабам в истории многовековой христианской архитектуры Армении.

В начале XXI века группа архитекторов (Г. Азизян, С. Назарян, Л. Христафорян, А. Айвазян, Г. Овсепян, А. Айрапетян) начала проектирование нового комплекса Министерства Обороны РА. В 2009 г. проект был удостоен государственной премии в области градостроительства и архитектуры.[19]

В 2005 г. началось строительство третьего корпуса Центрального Банка РА (арх. Л. Христафорян).

20 января 2010 г. состоялась церемония открытия Piazza Grande в Ереване (арх. Р. Асратян).

Армянские архитекторы XXI века участвуют в международных конкурсах. Армяне отличились на международном конкурсе на проект застройки одного из центральных кварталов Дохи - столицы Катара. Они заняли второе место (первое место заняли испанцы). Авторы проекта: Л. Христафорян (руководитель группы), М. Зороян, Г. Исаханян, В. Мхчян, М. Согоян, Н. Петросян.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:08 PM | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянская литература

Армянская литература — совокупность художественной литературы созданной на армянском языке в Армении, в XX веке также в армянской диаспоре; одна из древнейших литератур мира[1][2].

* В статье представлены оригинальные произведения армянской письменности V—XVIII веков художественного и историографического (некоторые философского и богословского) содержания.
* В статье не представлены имена авторов произведения которых не сохранились (некоторые средневековые авторы).
* В статье не представлены также 98[3] письменных памятников V—IX веков имеющие исключительно церковно-религиозное значение.

Античность

Существует мнение, согласно которому еще в III—I вв. до н. э. у древних армян существовали особые «жреческие письмена», которым создавались храмовые книги и летописи[4]. В I—II веках жил историк, жрец Олюмп, о котором сообщает Хоренаци. Олюмп автор «Храмовых истории»[5], однако на каком языке был написан труд неизвестно. В III веке сирийский ученый Вардесан перевел их на сирийские и греческие языки. К сожалению, от этой письменности до наших дней никаких памятников не сохранилось.

До формирования армянской письменности развивалась богатый литературный фольклор — тесно связанный с армянской мифологией. Древнеармянские легенды и эпические песни впервые были зафиксированы у армянских авторов V столетия. Древнейшие из них рассказы и былины о Хайке, Араме, Ара Прекрасном, Торк Ангехе, Артавазде, Ваагне, Тигране и Аждааке, Ерванде и Ервазе, Вишапах и так далее.

На основе эпической песни о Хайке лежит идея борьбы против тиранства, образ которого формирует ассиро-вавилонский бог Бэл.

Существовало богатая устная литература. Некоторые образцы были записаны и сохранились благодаря авторам V столетия. Хоренаци передает несколько ценнейших образцов античной армянской устной литературы, один из них «О царе Арташесе» воспевалось во II—I веках до н. э..
«

К тебе обращаюсь, прославленный царь Арташес,
К тебе, победитель могучего племени храбрых аланов.
Поверь словам, что скажу тебе
Я, черноокая дочь аланов,
И возврати мне брата.
Не подобает богатырям
Для утоления мести
Жизни лишать малолетних наследников
Таких же богатырей
Или в слуг обращать их
И держать наравне с рабами,
Делая вечной вражду
Двух вольных и храбрых народов.[6]
»
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:08 PM | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Предыстория

До V века в Великой Армении в качестве официальной письменности использовались греческий, сирийский и древнеперсидский алфавиты.

О существовании литературы и письменности на армянском языке до V века н. э. историки и лингвисты предлагали разные теории, основанные на отдельных сведениях исторических источников[7]. Однако вплодь до начала V века не сохранились письменных текстов написанных на армянском языке.

Первоначально с целью перевода Библии и богослужебных книг по инициативе Месропа Маштоца в 404 году[8] в Армению из северной Месопотамии были привезены так называемые «данииловы письмена». Через некоторое время оказалось, что этот алфавит не способен служить фиксации армянского языка и в этом смысле неполноценен[9]. В 406 году[10], после однолетней[11] экспедиции в северную Месопотамию Месроп Маштоц создал современный армянский алфавит став основоположником армянской национальной литературы и письменности[12]. Армянский литературный язык V—XI веков называется «грабар», то есть письменный, язык XII—XVI веков среднеармянский литературный язык, с XVII века формировался новоармянский литературный язык «ахшарабар». Алфавит Маштоца используется армянами уже более 1600 лет[13]. Авторы академической «Всемирной истории» отмечают:

…Армения получила систему письменности, не только отличную от иранской, но и значительно более доступную для народа, чем иранская; последняя вследствие своей сложности была вполне понятна лишь профессиональным писцам. Этим отчасти и объясняется богатство армянской литературы по сравнению со среднеперсидской. На основе армянской письменности складывается классический язык армянской литературы — «грабар»…[13]
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:09 PM | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
«Золотой век» древнеармянской литературы. V век

Армянская литература насчитывает около двух тысячелетий[14]. Древнеармянская литература развивалось с 406 года н. э., когда учёный и проповедник христианства Месроп Маштоц создал современный армянский алфавит. Для раннесредневековой эпохи развития армянской литературы характерны произведения как светского, так и церковно-религиозного (трактаты, речи) содержания. В литературе V века своим значением особо отличается историография или жанр исторической прозы. Основные особенности жанра проявились уже в началный период его возникновения — второй полавины V столетия, и разными проявлениями сохранились вплоть до позднего средневековья.

Историографическим сочинениям характерна масштабность и широкое освещение исторических реалий, рассмотрение истории Армении параллельно с историей других народов и государств, чем эти труды приобретают особую ценность и выходят из рамок национальных граней. Благодаря этому в древнеармянской литературе сохранились большое количество сведении (иногда уникальных) о Византии, Персии, арабах, крестаносцах и так далее. Вершиной армянской литературы эпохи является труд «История Армении» Мовсеса Хоренаци. Он был первым среди армянских авторов, который создал полномасштабную историю Армении с древнейших времен до эпохи жизни автора. Труд написан в 480-гг. Уже в V веке были созданы капитальные исторические труды «История Армении» Фавстоса Бузанда, Агатангелоса, труд «О Вардане и войне армянской» Егише и так далее. Эти труды важные исторические источники, как для истории Армении, так и соседних государств (Грузия, Иран). Классический период армянской историографии V века завершает «История Армении» Лазара Парпеци. Процветает литературно-историческое направление «Житей» и «Мученичеств», многие из которых имеют важное значение исторического источника. Наиболее известен из них «Житие Маштоца» Корюна, написанный в 440-гг и считающиеся первым оргинальным письмнным памятником армянской литературы[15].

Древнеармянская литература тестно связано с церковью и искусством богословия. Наиболее важнейщим памятником этого направления литературы V столетия является труд Езника Кохбаци «Книга опровержений» — один из шедевров древнеармянской литературы[16], написанный между 441—449 гг.. Тогда же создается патристическое сочинение «Многовещательные речи», предполагаемым автором которого является Маштоц[17].

С первой эпохи развития армянской литературы процветает искусство поэзи, имеющий на тот момент еще церковно-религиозный облик (духовные гимны), что характерно для первоначальной времени всех христианских культур. Наиболее видными представителями творчества шараканов — армянской гимнографии становятся Иоанн Мандакуни, Месроп Маштоц и некоторые другие, творчество которых ложится в основе армянской поэзии последующих веков. Мамбре Верцанох считается автором 3 гомилий[17].

VI—IX века

В VI веке наиболее примечательным историческим трудом является «Хронография» Атанаса Таронаци. Петрос Сюнеци развивает традиции церковной поэзии. В эту эпоху жил крупнейший раннесредневековый армянский философ-неоплатоник Давид Анахт, сочинения которого образцы высокого риторического искусства[18]. С VI века сохранилась богословский сборник, известный как «Книга посланий». В нем собраны сочинения древнеармянских авторов Ованнеса Габелеанци, Мовсеса Елвардеци, Григора Кертога и др.[17]. Для истории армянской письменности века примечательны также труды Абраама Мамиконеиц.

VII век становится эпохой нового возрождения армянской историографии. Создается капитальный исторический труд Себеоса «Истории императора Иракла», Иоанн Мамикоян пишет «Историю Тарона». Эти труды являются важными историческими источниками эпохи не только для истории Армении[19]. Примечателен и тот факт, что у Себеоса впервые появляется сюжет о Хосрове и Ширин[20]. Развивается также собственно художественная литература. В конце VII века Давтак Кертог пишет свою знаменитую элегию «Плач на смерть великого князя Дживаншира» — древнейшее сохранившееся произведение армянской светской поэзии (акростих из 36 строф по числу букв в армянском алфавите). В догматической литературе важное место занимает сборник «Завет веры» созданный в 620-гг.[21] (Ован Майраванеци и другие), в него вошли антихалкидонистские произведения и религиозные песни[22]. На рубеже VI—VII веков Вртанес Кертог пишет трактат «Об иконоборчестве»[17]. В VII веке жил Анания Ширакаци, автор множеств сочинений в разных областях науки и философии[17].

Наиболее значимое произведение VIII века труд Гевонда «История Халифов», завершенный около 790 году. Развивается житейская литература («Житие Ваана Гохтнеци», 737 год). Создаются произведения богословского характера — трактаты, речи (Иоанн Одзнеци и другие).

В VII—VIII веках армянская духовная поэзия вступает в новый этап своего развития. Она характеризуется обогащением содержания и методов поэтического выражения. Один из лучших сочинении этого периода «Андзинк Нвиреалк» Комитаса Ахцеци. Духовную поэзию развивают до новой степени Саак Дзорапорци, Иоанн Одзнеци и другие. Среди поэтов VIII века встречаются также женщины — Саакдухт, Хосровидухт («Шаракан Ваану Гохтнеци»). Степанос Сюнеци, помимо духовных гимнов, пишет антихалкидонитские полемические произведения и т. д.[17].

В конце IX начале X веков Товма Арцруни создает свой знаменитый «История дома Арцруни», изложив историю всей Армении. Анонимный повествователь (Псевдо-Шапух Багратуни) пишет историю эпохи Багратидов. К IX веку относится «Истории святого патриарха Саака и вардапета Маштоца»[23]. Наиболее значимые поэты-гимнографы этой эпохи Амам Аревелци и Вардан Анеци.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:10 PM | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Высокое и позднее средневековье

X—XII века

Армянская литература, начиная с X века получает новые качественные проявления связанные с политическими, экономическими и общественными изменениями в Армении. Историческая проза, которая в V—IX веках являлось основным жанром литературы, начинает уступать свое место жанрам поэтического слова. Древние литературные жанры ощутимо обновляются с точки зрения форм и содержания, появляются новые направления. С X века снова возрождается историография. Период от X до XIV веков историки и культуроведы часто называют Армянским возрождением[24]. Создаются значительные исторические труды, в частности Ованес Драсханакертци около 924 году завершает «Историю Армении», около 982 году «Историю Армении» пишет Ухтанес. Мовсес Каганкавтаци пишет «Историю Агванка», в основном описывая судьбы двух армянских провинции Арцаха и Утика[25]. В агиографической литературе примечателен «История святого Нерсеса Партева, армянского патриарха» написанный Месропом Вайодзореци в 967 году. Создаются также трактаты церковно-религиозного характера («Корень веры» Анании Нарекаци и т. д.[17]).

На рубеже X и XI веков в эпоху усиления Багаратидской Армении в армянской историографии отмечаются тенденции создания новой (после Хоренаци) всеобщей истории Армении и соседних регионов. Создается «Всеобщая история» (закончен около 1004 году) Степаноса Таронаци. Еще одним значимым историческим трудом XI века является «Повествовании» Аристакеса Ластиверци, написанный между 1072—1079 гг.. В труде Ластиверци представлены трагические события в Армении в XI столетии — византийские завоевания, варварские набеги тюрко-сельджукских кочевников. Григор Магистрос вводит в армянскую литературу эпистолярный жанр[20].

Подъем поэзии в первую очередь связан с произведением Григора Нарекаци. Его творчеством начинается тематика любви и природы в армянской лирике. В 1002 году Нарекаци завершает свою знаменитую поэму «Книгу скорбных песнопений». Это произведение считается одним из шедевров средневековой армянской литературы. Поэзия развивается в творчествах Григора Пахлавуни, Вардана Анеци и других. Произведением Вардана Айказна начинается жанр биографического поэма. На рубеже XI—XII веков жил видный поэт и философ Ованес Имастасер.

Начиная с XII века в замену грабара — древнеармянского литературного языка, приходит среднеармянский литературный язык.

Важный исторический труд века «Хронография» Матеоса Урхаеци, содержащий также подробности о первом крестовом походе[26]. В конце XII века Самуел Анеци пишет исторический труд «Летопись». Его история содержит особо ценные сведения истории Армении, Киликийского царства и соседних государств эпохи XII столетия. Историческую науку развивают также Мхитар Анеци и другие. Как с точки зрения общего содержания так и поэтической формы новым словом становится творчество Нерсеса Шнорали. В 1145 году Шнорали пишет поэму «Элегия на взятие Едессы», один из первых произведении политической поэзии в армянской литературе. Шнорали зачинатель жанра армянской эпической поэмы. Для армянской литературы этой эпохи важное место занимает творчество Мхитара Гоша. Гош является одним из основателей художественной прозы в армянской литературе[27], сохранились его около 190 басни. Ему принадлежит фундаментальное каноническое собрание — Судебник[17]. В поэме «Плач о Иерусалиме» (1189 г., около 3000 строк) Григора Тха отражены политические развития эпохи в Киликийском царстве. Нерсес Ламбронаци создает церковные стихотворения и речи.

XIII—XVI века

В историографии XIII века особое место занимает «История Армении» (написан между 1241—1266) Киракоса Гандзакеци. Труд охватывает тысячелетний период армянской истории. В конце того же века Степанос Орбелян завершает свой капитальный исторический труд «История области Сисакан», содержащий ценные сведения об одном из ключевых исторических областей Армении, провинции Сюник. В 1270-гг заканчивает «Летопись» Смбат Спарапет, изложив исторические события в Армении и Киликии начиная с середины X века. Мхитар Айриванеци в конце века пишет «Хронографическую историю». Значительные исторические труды пишут Вардан Аревелци, Степанос Епископ и другие.
Рукопись 989 года

XIII век отличается также бурным расцветом собственно художественной литературы. Художественное отражение монгольского ига и проблема социального неравенства занимают ключевое место в литературе Фрика. От него сохранились более 50 тагов. Для армянской поэзии этой эпохи особое место занимает также Костандин Ерзнкаци, один из зачинателей любовной лирики в армянской поэзии[28]. В произведениях Ерзнкаци славится жизнь, пробуждение весны и любовь, природа и человек. В творчестве Хачатура Кечареци важное место занимает психологический облик средневекового человека. Крупным поэтом эпохи становится Ованес Ерзнкаци (Плуз). Художественная проза развивается в творчестве Вардана Айгекци, басни которого собраны в сборнике «Лисья книга». Важным деятелем армянской письменности XIII столетия является Ованнес Тавушеци, автор эротематического энциклопедического сборника повествующего об истории армянской культуры до XIII века[29].

Одним из вершин средневековой армянской поэзии являются айрены. Численность айренов достигает 500 произведении, принадлежащих в большей части анонимным авторам. Айрены четырехстрочные любовные стихи, созданные в основном в XIII—XVI веках.

В начале XIV века Гетум пишет «Летопись». Исторические сочинения создают Нерсес Палиенц, Ованес Арджишеци и другие. Для армянской литературы эпохи ключевое место занимает творчество Ованеса Тлкуранци. Тлкуранци воспевает и славит любовь, женскую красоту, природу[30]. Примечательны произведения Киракоса Ерзнкаци. Несмотря на христианскую догматику, процветает лирика, в котором предпочтение дается мирским стремлениям человека. На рубеже XIV—XV веков жил Григор Хлатеци, автор «Воспоминании о бедствиях [Армении]»[17].

Основным трудом армянской историографии XV века является «История Тимура и его преемников» (завершил в 1440 г.) Товма Мецопеци. Труд считается одним из основных исторических источников эпохи тимуридов в Закавказье. В творчестве Мкртича Нагаша, Григора Хлатеци и других традиции средневековой армянской светской поэзии достигают новых высот. Аракел Сюнеци пишет поэму «Адамова книга» (1403 г.), Аракел Багишеци поэму «Элегия на взятие Стамбула» (1453 г.). Акоп Нетраренц, Григор Арцкеци и другие развивают традиции гимнографии, процветает цанр житей и мученичеств. Среди историографической литературы примечателен также «История страны франков» Мартироса Ерзнкаци, с которого начинается жанр путевых заменток в армянской прозе.

Среди исторических трудов XVI века примечателен хроника Ованисика Цареци. В отличие от историографии в эту эпоху бурно процветает поэзия. Наиболее значимыми авторами этой эпохи становятся Григорис Ахтамарци, Акоп Тохатци, Минас Тохатци, любовная лирика достигает своих вершин в стихах Наапета Кучака. Стихотворения Кучака традиционно называются айренами[31]. Крупнейшим культурным достижением времени становится армянское книгопечатание.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:10 PM | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Новое время, XVII—XVIII века

В XVII—XVIII веках лидирующая литература остается лирика, которая развивается по трем основным направлениям: светское произведение тагов, религиозно-патриотическая поэзия, народные песни гусанов. Эти направления своими характерными чертами фундаментально не разделены друг от друга, часто представляются взаимными литературными влияниями и представляются как плод художественного мышления одной эпохи. В творчестве одного поэта часто можно ощутить разные тенденции поэзии времени. Этим характерна, например, литературное наследие Мартироса Кримеци, где совмещены как светское произведение и ашугская поэзия, так и духовные песни. В то же время три основные направления поэзии эпохи отличаются в разные периоды времени своим стилем, поэтическими характеристиками, тематикой и направленностью. Так например, религиозно-патриотическая поэзия повторяет и своеобразно продолжает традиции средневековой религиозной и историко-политической поэзии. Религиозно-патриотическая поэзия сохраняет свою культурную связь с духовной музыкой. Возрождаются основные жанры классической поэзии —гандз и таг. Эти жанры развиваются в творчестве авторов XVII века Нерсеса Мокаци, Степаноса, Акопа и Хачатура Тохатеци, Вардана и Ованеса Кафаеци, Вртанеса Скевраци, Еремии Челеби Кеомурчяна и так далее, а также у авторов XVIII века Симеона Ереванци, Багдасара Дпира, Петроса Капанци, Григора Ошаканци и других, которые как в Армении, так и в диаспоре возглавляли национально-культурную жизнь, способствовали развитию идеологии национально-освободительной борьбы. Самый значимый автор религиозно-патриотической поэзии Еремия Кеомурчян, оставивший значительное литературное наследие. Наиболее значимые авторы этого направления XVIII века Багдасар Дпир и Петрос Капанци, творчество которых являлось переходным к новому направлению классицизма.

В XVII веке снова возрождается армянская историография. Создаются значительные исторические труды «История» Аракел Даврижеци (завершил в 1662 г.), «Хроника» Закарии Канакерци, «Хронография» Григора Даранагеци (написан между 1634—1640) и так далее.

Другое направление лирики XVII—XVIII веков своими корнями восходит к средневековой светской поэзии тагов, в то же время имея глубокое влияние народного творчества гусанов. Светская поэзия времени представляется новым стилем, что естественно являлось плодом художественного мышления новой исторической времени. Язык в основном среднеармянский литературный язык, редко — грабар. Основная тема любовь, женская красота. Отдельной тематикой представляется поэзия пандухтов — поэзия тоски людей живущих за пределами родины. Большое развитие получает сатира, поэзия социального мотива и так далее. Наиболее значимые поэты времени Казар Себастаци, Степанос Варагеци, Степанос Даштеци, Давид Саладзорци, Нагаш Овнатан, и другие. Среди них крупнейшим лириком является Нагаш Овнатан. Значительный вклад в развитии литературы века имели Багдасар Дпир и дальнейшие представители его литературной школы.

Третье направление лирики XVII—XVIII веков представляется тремя ветвями: народная, народно-гусанская и ашугская поэзия. Народно-гусанское творчество XVII—XVIII веков представляется как собственно народным, так и восточно-ашугскими стилями, в основном творчеством айренов. Наиболее видными ашугами времени были Мкртич, Артин, Крчик-Нова и другие. Вершиной армянской ашугской поэзии XVIII века является творчество Саят-Новы.

В XVII веке формировался отдельный вид исторической хронографии — путевые заметки. Видные авторы этого историографического типа — Закарий Агулеци, Минас Амдеци, и другие.

В рукописях XVII—XVIII веков сохранились некоторые драматические произведения, древнейшая из которых первая армянская драма «Гибель святой Рипсимэ», который был поставлен в армянской католической школе Львова в 1668 году.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:12 PM | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
XIX век

Классицизм становится основным направлением армянской литературы конца XVIII-го начала XIX веков. Его основные представители О. Ванандеци, А. Багратуни, Е. Томачян, П. Минасян, и др. пробуждали национальное самосознание, делали значительный акцент на идее освобождения армянской нации от иноземного ига.
Раффи — автор исторического романа Самвел

Грабар — древнеармянский язык, уже не был доступен для широких кругов читателей, литературу на современном народу языке представляла в основном ашугская поэзия. Она получила особую популярность уже в первой половине XIX столетия. С 1820-гг. в армянской литературе начинается борьба между сторонниками использования древнеармянского и новоармянского языка в качестве языка литературы — так называемый грапайкар. Среди главных идеологов новоармянского литератуного языка следует отметить А. Аламдаряна и М. Тагиадяна. В литературной жизне середины века важное место занимал и Г. Алишан. В девятнадцатом веке положил начало армянской новой литературы Хачатур Абовян, написав роман «Раны Армении» (1841—1843, изд., 1858). Роман рассказывает о том, как на территории Восточной Армении велись войны между Персией и Россией. Роман написан на западно-армянском наречии. С его именем связано утверждение прогрессивного романтизма в армянской литературе. Литературные традиции Абовяна переживали новое развитие в середине XIX века. Прогрессивная армянская интеллигенция группировалась вокруг журнала «Юсисапайл» («Северное сияние»), который издавалась в Москве.

В середине века в Западной Армении вели активную литературно-публицистическую деятельность А. Свачян, Г. Чилинкирян, М. Мамурян, и др.. С произведением М. Пешикташляна и П. Дуряна связано начало романтизма в западноармянской литературе. В их творчестве важное место занимало идея национально-освободительной борьбы против турецкого ига.

Писатель Р. Патканян в 1870—1880-гг. в своем творчестве, в частности в цикле «Военные песни» (1878 г.) выразил стремление армянского народа добиться освобождения от османского господства с помощью России. Его литература тесно связано с традициями Абовяна. Проблема социального расслоения армянской деревни лежит в основе социально-бытовых романов П. Прошяна «Сое и Вартитер» (1860), «Из-за хлеба» (1879), «Мироеды» (1889) и др.. Идея просвещения ключевое место занимает в литературе Г. Агаяна. Борьбе против социального зла посвящена его повесть «Две сестры» (1872).

Основоположником армянской реалистической драматургии считается Габриел Сундукян («Пэпо», пост. 1871, изд. 1876). Его творчество оказало значительное влияние на дальнейшее развитие национальной драматургии и театра.

Зачинатель реалистической драматургии в литературе западных армян является Акоп Паронян. Паронян подверг осмеянию буржуазное общество времени, разоблачал произвол царящий в Османской Турции («Высокочтимые попрошайки», 1891; «Столпы нации», кн. 1—3, 1879—1880; «Дядя Багдасар», 1886; и др.).

Романисты Раффи, Церенц, публицист Г. Арцруни — редактор газеты «Мшак» («Труженик»), становятся главными выразителями идей национально-освободительной борьбы 1870—1880-гг.. Средни них особо выделяется творчество Раффи, автора романов «Хент» (1880), «Кайцер» (1878, опубл. т. 1—3, 1883—1890). В них Раффи призывал к национальному освобождению от османского ига вооруженным восстанием при помощи Российской Империи. Его романы «Давид-бек», (1881—1882), «Самвел», (1886) сыграли важнейшую роль в развитии национальной прозы, в частности исторического романа.

Ведущим направлением армянской литературы 1880—1890-гг. становится критический реализм. Крупнейшие прозаики времени — Нар-Дос, Мурацан, А. Арпиарнян, Г. Зохраб и др.. В эту эпоху творил Александр Ширванзаде, который в своем творчестве касается процессов утверждения буржуазных отношений в Закавказье. Его крупнейшие произведения роман «Хаос», (1898); драма «Из-за чести», (1905), и др. Примечательны произведения Ованеса Ованисяна. Социальные мотив нашли свое отражение в поэзии Александра Цатуряна.

Творчество Ованеса Туманяна становится синтезом традиций армянской литературы XIX века. Туманян автор ряда реалистических поэм («Ануш», опубл. 1892, и т. д.), где автор мастерски отражает картины родной природы, показывает быт народа, социальные противоречия, касается также вопросам национально-освободительной борьбы. Перу Туманяна принадлежит один из лучших обработок армянского эпоса «Давид Сасунский» (1902).

Аветик Исаакян считается крупнейшим поэтом конца XIX и 1-й половины XX вв., в произведении которого наложили печать трагические судьбы армянского народа 1890-х и последующих лет.

XX век

В начале XX века продолжают свою творческую деятельность Туманян, Исаакян и ряд др. значительных авторов. Для истории армянской поэзии начала XX века особое место занимает Ваан Терьян, его первый сборник стихов «Грёзы сумерек» (1908) сразу преобретает большую популярность. Наиболее крупными поэтами Западной Армении этого периода являются рано умерший Мисак Мецаренц, а также погибшие в ходе геноцида Даниел Варужан, Сиаманто и Рубен Севак. Оставаясь верны традициям армянской классической литературы, в той или иной степени они испытали влияние западноевропейского и особенно французского символизма.

В конце 1920 года в Армении была установлена советская власть, что привело с собой новый этап в истории армянской литературы, когда его развитие происходило в обстановке острой идейно-политической борьбы. В 1920—1930-гг. жил крупнейший поэт армянской литературы эпохи Егише Чаренц, творческий путь которого начался еще в 1910-х. Его лушие поэмы («Неистовые толпы», 1919 и т.д.) и сборники («Книга пути» 1933, и т. д.) создали традиции, которые нашли свое продолжение в произведениях последующих поколений армянских поэтов.

Письменное наследие

Сохранились свыше 25 тысяч[32] рукописных памятников армянской письменности, созданных в течение V—XVIII веков, а также более 4 тысяч[32] фрагментальных манускриптов. Первые памятники письменной культуры датированы V веком н. э., однако в течение веков иноземными захватчиками было уничтожено огромное количество рукописей (только в XI веке Стефанос Орбелян указывает 10 тыс.). С возникновения армянского книгопечатания (1512 г.) до 1800 года были изданы более 1154[33] наименований армянских книг (второе по численности после русскоязычных издании среди языков СНГ и Прибалтики). Благодаря деятельности Акопа Мегапарта армянский язык стал первым языком книгопечатания, среди языков того же региона, а также многих языков Азии.
Древнейшие манускриптные и клинописные фрагменты V—VI века
Древнейшее оргинальное письменное произведение («Житие Маштоца») 440-е года[34]
Древнейшая полностью сохранившаяся рукопись («Евангелие Богоматери»). VII век[32]
Древнейшее произведение светской поэзии VII век[35]
Древнейшая четко датированная рукопись. 862 год[36]
Древнейшая четко датированная и полностью сохранившаяся рукопись 887 год[37]
Древнейшая бумажная рукопись (4-я по древности в мире).[38] 981 год[38]
Самая большая сохранившаяся рукопись 1200—1202 года[39]
Самая маленькая сохранившаяся рукопись XV век[40]
Первая печатная книга («Урбатагирк») 1512 год[41]
Первое периодическое издание на армянском языке (журнал «Аздарар») 1794 год[42]
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:13 PM | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянская музыка

Армянская музыка — многовековая музыкальная культура армянского народа

Античность и Средневековье

Исторические сведения о языческих обрядах древних армян, в частности об искусстве гохтанских певцов, гусанов и випасанов (сказителей) приведены в трудах древенармянских историков V века Мовсеса Хоренаци и Фавстоса Бузанда[1]. Из песен дохристианской Армении сохранились отрывки стихотворных текстов песен, повествующих об Ара Прекрасном и ассирийской царице Шамирам, о царе Арташесе и т. д., которые исполнялись под музыкальное сопровождение. Хоренаци, описывая истории из древнеармянской мифологии пишет: «То же в точности говорится и в песнях достойных перечисления, заботливо сохраняемых, как я слышал, жителями изобилующей вином области Голтн. Среди них имеются песни, рассказывающие об Арташесе и его сыновьях и упоминающие также потомков Аждахака, называя их иносказательно драконородными, ибо Аждахак на нашем языке означает дракона…»[2]. Одна из этих древнейших песен рассказывала об армянском царе Арташесе (II век до н. э.) и аланской царице Сатеник[3]:

Хоренаци упоминает музыкальный инструмент пандир, которым были исполнены древнеармянские песни:"Мы собственными ушами слышали пение этой (песни) в сопровождении пандирна." — пишет он, рассказывая о древнеармянском боге-драконоборце Ваагне[5].

После 301 года, когда Великая Армения официально приняла христианство в качестве государственной религии, создаются основы для развития музыки армянской христианской церкви. С конца IV века в высших школах было введено обучение песнетворчеству и пению[6].

Значительную историческую роль в дальнейшем развитии древнеармянской музыки сыграло формирование феодальных отношений. Уже в V—VII веках новые и более сложные формы армянской народной музыки, расширение круга её интонаций и обновление тематики было исторически обусловлено появлением раннего феодализма. Прежнее искусство гусанов продолжает свое развитие несмотря на гонения церкви. Хотя армянская профессиональная музыка находилась в ведении церкви, она в то же время, испытывала сильное влияние народного творчества. Огромную роль для развития церковной музыки сыграло создание в 406 году армянского алфавита. В армянских школах (вардапетаран) преподавалась теория музыки, сочинение и пение. Мовсес Хоренаци, говоря об основании Месропом Маштоцем первых армянских школ, сообщает[7]:

…отобрав по велению Врамшапуха и Саака Великого умных и здоровых детей, обладавших мягкими голосами и долгим дыханием, учредил школы во всех областях и стал учить во всех уголках персидского, но не греческого удела…

Исполнительница песен с сазом. Миниатюра 1211 года

Именно в V—VI веках были созданы первые духовные песни (гимнография), его первые авторы Месроп Маштоц, Саак Партев, Иоанн Мандакуни, Степанос Сюнеци (старший), Комитас Ахцеци и др.. Первоначальными простейшими формами профессиональной монодической музыки были мелодии псалмов, созданные на основе музыкальной традиции языческого культа. Позднее развивались кцурды, в дальнейшем ставшие шараканами. Армянская духовная музыка эпохи заимствовала интонационный строй крестьянской песни. Первые музыкальные произведения — шараканы, появившиеся в V веке[1][8] отличаются ясностью содержания и лаконичностью формы, их мелодии и тексты просты, в основном малообъемны. В том же столетии систематизируются гласы[6]. Со временем были созданы шараканы с более сложными концепциями, сложной ритмикой и развитой ладово-интонационной основой. Разнообразие этих произведений состояло в песнопениях гандзов и аветисов, патарагов и других видов профессиональной духовной монодической музыки. Каждый из видов отличался своими жанровами признаками. Если в V веке была произведена систематизация гласов, то уже в VII веке Барсег Тчон[9] составил первый сборник шараканов[6] — «Чонынтир шаракноц». Из гимнографов VII столетия известен также католикос Саак Дзорапореци. Вторую систематизацию гласов произвёл Степанос Сюнеци[6] в первой половине VIII столетия. Последний ввёл в церковную музыку канон. Новым достижением в истории древнеармянской музыки становится изобретение в VIII—IX веках системы экфонетической и музыкальной нотописи — армянских невмов — хазов. Она изначально связана с именем Сюнеци. Древнейшая рукопись с хазами относится IX веку. В целом сохранились более 2 тыс. рукописей с хазамаи. О высокой музыкальной культуре древней Армении свидетельствуют труды теоретиков Давида Анахта (V—VI вв.), Давида Керакана (Грамматика) (VI в.), Степаноса Сюнеци и др., которые касались вопросов музыкальной эстетики, разрабатывали учение о гармонии, звуке и т. д.[6]. Уже в раннем средневековье в Армении была разработана теория акустики[10].
Певческий сборник, 1322 год

Значительного развития армянская музыка достигает в эпоху развитого феодализма, в X—XIII столетиях. Этому способствует восстановление в середине IX века армянской национальной государственности. В X веке создается новое направление профессиональной монодической музыки — таг. Таги являлись крупными светскими или духовными вокальными пьесами драматического или эпического а также лирического-созерцательного характера. Эти произведения своими истоками восходили в гусанское, а также крестьянское музыкальное творчество. Наиболее видные авторы тагов — Григор Нарекаци (X в.), Хачатур Таронаци (XII в.) и др.. Гуманистические идеи армянского Возрождения, отражены как в творчестве тагов так и в эпосе «Сасунци Давид», который окончательно складывается к IX—X векам. Основное развитие музыкальной культуры Армении X—XI веков связана именно с творчеством тагов. Система музыкальной нотописи усовершенствуется в XI веке с появлением «хазов манрусума». Она позволяла более точно фиксировать мелодию. Создаются собрания песен «Хазгирк», которые являлись также своеобразными учебными пособиями. Большую роль в развитии древнеармянской музыки сыграл Нерсес Шнорали (XII в.), написавший многочисленные песни, таги и шараканы. Шнорали завершает создание шаракноца и патарага (литургия). Ованес Имастасер (XI—XII вв.), Ованес Ерзнкаци (XIII в.) и др. в своих трудах рассматривают темы музыкально-эстетического характера. Аракел Сюнеци, Акоп Кримеци пишут о музыкальных инструментах своего времени. Большую ценность представляют сохранившиеся слова исторических песен созданных в армянском царстве Киликии (о пленстве сына царя Хетума I Левона и т. д.). С XIV века светские таги значительно оттесняют шараканы и другие духовные произведения. Особенно начиная с XVI века, после раздела Армении между Турцией и Ираном усиливаются социальные мотивы и превалируют песни скорби.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:14 PM | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Жанры и характеристика древнеармянской музыки

Гусанская музыка
Гусан исполняет песню на свадьбе. Миниатюра XVI века

Гусаны — армянские народные певцы[11]. Их творчество исключительно светская. В дохристианской Армении в эпоху эллинизма гусаны первоначально служили в храме бога Гисанэ[11]. Гусанская музыка своими истоками восходила к творчеству випасанов эпохи рабовладельческой Армении. С периода развитого феодализма возникли гусаны и вардзаки. О гусанских песнях сообщают древнеармянские авторы V века Агатангелос, Фавстос Бузанд, Мовсес Хоренаци, Егише и др.[11]. В сопровождении музыкальных инструментов народные певцы гусаны изполняли песни главным образом на пирах, свадьбах и т. д.[11]. После 301 года армянская церковь преследовала гусанов[11]. Армянский историк Фавстос Бузанд, живший на рубеже IV—V веков, описывая события IV века, пишет:

Раз они были в Таронской земле, в церковном аване Аштишат, где впервые была построена церковь их прадедом Григорием. Оба брата Пап и Атанагинес приехали в это село. Сильно напившись, они стали насмехаться над божьим храмом; оба брата вошли в епископские покои, пили там вино с блудницами, певицами, танцовщицами, гусанами и коморохами[12].

Древнее гусанское искусство просуществовало до XV—XVI столетия.
[править] Шаракан
Исполнитель музыки на ударном музыкальном инструменте. Миниатюра 1286 года

Шаракан — духовное песнопение, гимнография[13]. Сохранились большое количество шараканов V—XV веков. Древнеармянская духовная музыка состоит из четырех основных жанров — кцурд (тропарь), кацурд (кондак), канон и таг[13]. Шараканы представляют из себя синтез древнеармянской культуры, в частности поэзии, музыки и профессионального песнетворчества. Уже в VII веке Барсег Тчон по поручению католикоса Нерсеса составил сборник «Шаракноц». Согласно Киракосу Гандзакеци «[К тому времени] так много стало в Армении канонических церковных песнопений, что певцы одной епархии не знали [песнопений] другой.»[14]. Вардан Великий пишет:
Таг Григора Нарекаци (X век) «Авик», записанный Комитасом

…были рассмотрены церковные песни, из которых выбрали лучшие, которые с тех пор и поются в армянской церкви. Редакция их была возложена на св. Барсеха, по прозванию Тчон, бывшего настоятеля монастыря, называемого Деправанк', что в области Ани […] По нем и Ширакан, который до ныне употребляется в церквах армянских, называется Тчопентир[15].

Многовековое искусство шараканов всегда находилась под сильным влиянием светской музыки и поэзии, в течение около тысячи лет пережило значительную эволюцию[13]. Основной стихотворный размер текстов шараканов сложный четырехстопный ямб (4+4+4+4). Встречаются и другие размеры, среди которых чаще четырехстопный анапест (З+З+З+З)[13]. Музыка шараканов относится принципу строфичности. Шараканы сочинялись как целостные музыкально-поэтические произведения[13].

Византийский император Мануил I Комнин в своем послании к католикосу всех армян Григорию IV писал:

Уведомляю тебя, что соблазн, существовавший в нашем сердце, мы исцелили посредством богослужебных ваших песен (обращенных) к Богу; ибо, познакомившись с ними, мы явственно усмотрели из них, что в них, во многих местах, вы единого Xриста двумя естествами славите. И надлежит, чтобы эта правильность (учения), которая остается как бы сокрытою, была выставлена и возвышена всем[13].

Таг
Музыкант. Средневековая рукопись

Таги, как и шараканы, также являлись синтезом музыкального и стихотворного искусства. Таги своеобразный жанр профессиональной монодической музыки. Они являлись сравнительно объемными монодиями, которые своим содержанием и мелодией напоминают вокальные и инструментальные арии последующих эпох. Различаются духовные и светские таги. Первые более объемны, чем светские. Таг, как музыкальный жанр, особо развивалась с X века, главным образом благодаря Григору Нарекаци. Духовные таги в отличие от шараканов не были каноническими песнями, во время праздновании и церемонии исполнялись для предания данному событию большей торжественности. Светский таг наибольшего развития достигaет в творчестве Фрика (XIII в.). Один из наиболее известных светских тагов — «Крунк» (Журавль), создан в позднем Средневековье, сохранилась в текстах XVII века.

XVII—XVIII века
Группа музыкантов, XVI—XVII века

Один из выдающихся исполнителей тагов являлся Петрос Капанци. Его произведение своими корнями восходит к традициям армянской музыкальной культуры развитого феодализма. В эту эпоху увеличивается и количество музыкантов и музыкантов-исполнителей. В то же время армянские ученые XVII—XVIII столетии продолжают изучать музыкальное наследие средневековых рукописей и манускриптов. Видными музыкальными теоретиками времени были Аветик Пагтасарян, Зенне-Погос, Хачатур Эрзрумци и Мхитар Себастаци. Вместе с изучением древнеармянской музыки Григор дпир Гапаскалян (автор четырех музыковедческих трудов[16]) пытается создать новую систему хазов.
Ашугская музыка

Основная статья: Ашуги

Ашугское искусство также является синтезом музыкальной и литературной (поэзия) культуры, возник в середине XVI века[17]. Осоновное развитие ашугского искусства начинается с XVII века. Видные армянские ашуги XVII—XVIII веков — Эгаз, Гул Арутин, Багер сын Лазаря, и др.[17]. Ашугская музыка основана на многовековых традициях народного творчества. Усвоив традиции средневековых тагасацов, армянские ашуги создавали оригинальные напевы для своих произведений. Уже со второй половины XIX столетия эти напевы были записаны европейской музыкальной нотацией. Тексты этих песен посвящены любовным, социальным, сатирическим и другим темам. Несмотря на индивидуальность данного творчества ашугскому искусству присущи и общие черты. Ашугская мелодия более эмоциональна, развернута по форме и гибка по ритму. Основные музыкальные инструменты ашугов струнно-щипковые — саз и чонгур. Наиболее выдающиеся армянские ашуги XVII—XVIII веков Овнатан Нагаш, Багдасар Дпир и Саят-Нова. В XVIII столетии искусство ашугов «поглощает» творчество тагасацов.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:15 PM | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
XIX — начало XX веков

Народная музыка

Крупнейшие армянские ашуги конца XIX-го, начала XX века — Дживани, Ширин, Шерам, Аваси. С 1870-гг. деятели армянской музыки С. Аматуни, К. Кара-Мурза, Н. Тигранян, Комитас и др. начинают собирать и записать народные песни (с 1913 года также записывающими устройствами). Наибольшая заслуга в этой области принадлежит Комитасу, издавшему более 2000 народных песен. В последней четверти XIX века Кара-Мурза в разных концах Закавказья и юга России создает более 90 армянских народных хоров, чем распространяет в армянском быту многоголосье. К началу XX века относится творчество кеманчиста Саша Оганезашвили (Оганян).

Классическая музыка

Амбарцум Лимончян в 1813—1815 гг. создает новую армянскую нотопись[18]. Тогда же были записаны образцы как музыкального фольклора, так и духовной музыки, в частности Н. Ташчян записал 3 тома произведений древнеармянской духовной музыки. Новый подъем музыкальной культуры начинается со второй половины того же века, обусловенный в том числе национально-освободительными идеями. Как в Восточной, так и в Западной Армении и в целом в Турции возрождается армянская музыкально-общественная жизнь. Издаются многочисленные песенники («Национальный песенник армян» Рафаэля Патканяна, 1856, Петербург), создаются музыкальные общества. Никогайос Ташчян (1878), Венецианские мхитаристы (1882) и др. создают учебники по теории музыки и музыкальной грамоте. Важным культурным достижением времени становится появление армянской музыкальной периодики. Еще в 1857 году Габриэль Еранян и А. Ованнисян издают музыкальный журнал «Кнар аревелян» («Восточная лира»), который с 1861 года издается под новым названием «Кнар айкакан» («Армянская лира»). С 1879 года выходит журнал «Нвагк айкаканк» («Армянские песни») Е. Тнтесяна. Во многих крупных армянских периодических изданиях печатаются статьи по вопросам музыки. Важную роль в развитии армянской музыкальной культуры сыграли Лазаревский институт а также школа Нерсесян и Геворкская семинария, в некоторой степени и училище при отделении Русского музыкального общества в Тифлисе. С середины XIX века формируется и концертная жизнь. Кроме создания объединений ашугов, исполнителей на дудуке, каманче, народных певцов и т. д., появляются первые музыканты окончившие как русские, так и западные консерватории. Тогда же создаются инструментальные ансамбли и симфонические оркестры, среди которых наиболее значимым был оркестр Синаняна (1861—1896). В произведениях Е. Тнтесяна, Н. Ташчяна, Г. О. Корганова, Т. Чухаджяна и Г. Ераняна развиваются жанры хоровой и сольной песни, романса, у Чухаджяна и Корганова также инструментальная музыка. С 1860-гг. продолжают создаватся песни патриотического содержания. Именно во второй половине XIX столетия возникает новая национальная композиторская школа[6].

Историческое значение имело создание Тиграном Чухаджяном в 1868 году первой армянской национальной оперы[19] «Аршак II». В 1891 году Чухаджян создает оперу «Земире», в 1897 году — «Индиана». В 1870-гг. он создает 3 оперетты, среди которых наиболее популярной становится «Леблебиджи» (1875). Вместе с Серовбе Бенкляным Чухаджян организует первую на Ближнем Востоке постоянно действующую профессиональную опереточную труппу[20].
Комитас — основатель национальной композиторской школы

С 1880-гг. в армянской классической музыке начинается новое движение собрания и обработки древних народных песен профессиональными композиторами. Среди этих композиторов были Макар Екмалян, Христафор Кара-Мурза и Никогайос Тигранян. С этого периода начинает свою деятельность один из наиболее важных деятелей в истории армянской музыки — Комитас, который сыграл ключевую роль в новом возрождении национально-самобытного музыкального стиля. Его многосторонная деятельность определила путь дальнейшего развития всей армянской музыки последующих эпох. Творчеством Александра Спендиарова начинается новая история армянской симфонии и вокально-симфонической музыки (сюиты «Крымские эскизы» — 1903 и 1912, симф. картина «Три пальмы» — 1905, и др.). Романос Меликян работает в основном в области романса. Постановкой в 1912 году оперы «Ануш» Армена Тиграняна открывается новое стилистическое направление в армянском музыкальном театре. Произведение основано на народный музыкальный язык. В том же 1912 году Азат Манукян создает первую армянскую детскую оперу «Конец зла». В начале XX века начали творческую деятельность Григор Сюни, С. В. Бархударян, A. С. Маилян, А. Г. Тер-Гевондян, Д. А. Казарян, Е. Багдасарян, М. Мирзаян. Национальное музыковедение эпохи, главными представителями которого были Комитас, В. Д. Корганов, Е. Тнтесян, в основном связано с осмыслением народной и средневековой профессиональной музыки, национальных музыкальных традиций и самобытности. Наряду с Комитасом собранием народной музыки занимался также С. А. Меликян, организовавший в 1912 году Армянское музыкальное общество. В 1919 году в Тифлисе была создана Общество теоретиков армянской музыки.

В этот период бурно развивалось вокальное творчество. На различных сценах России и Европы выступали певцы Надежда Папаян, Тигран Налбандян, Арменак Шахмурадян (солист Гранд оперы), Маргарит Бабаян, Беглар Амирджан, Константин, Ованес, Егине, Нунэ и Мария Коргановы. Плодотворную музыкальную деятельность развивали пианисты Степан Элмасян, Карл Микули, сестры Адамян, дирижер Александр Асланов (1912—1918 руководил оркестром Мариинского театра), скрипачи Давид Давтян и Ованес (Иван) Налбандян.

Многие армянские композиторы, музыканты, дирижеры, вынужденные эмигрировать в результате геноцида армянского народа из Османской Турции, развивали национальную музыкальную культуру в разных странах мира.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:15 PM | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
XX век

В конце 1920 года в Республике Армения устанавливается советская власть. В 1923 году Ереванская музыкальная студия (организованная в 1921 г.) была преобразована в Ереванскую государственную консерваторию. В следующем 1924 году организуется Симфонический оркестр Ереванской государственной консерватории, среди первых дирижеров которого были Александр Спендиаров и Александр Мелик-Пашаев. Тогда же в Александрополе с участием лучших музыкантов республики были поставлены русские и западноевропейские оперы и оперетты. Несколько армянских студентов Московской консерватории в 1925 году основали квартет, который позже был назван именем Комитаса. В 1920-гг. в развитии армянской музыки значительную роль сыбрало армянский музыкальный коллектив при Доме культуры Советской Армении в Москве а также музыкальные секции Домов армянского искусства в Тбилиси и Баку. Уже с 1927 г. при Ереванской консерватории работает оперный класс, который в 1930 г. была преобразовна в оперную студию. В 1930-гг. в Армении были открыты ряд новых музыкально-учебных заведений. В 1932 в Ереване была создана Армянская филармония. Также важное историческое значение имело открытие в 1933 г. Армянского театра оперы и балета, и основание годом раньше Союза композиторов Советской Армении. В 1920-гг. продолжает творческую деятельность Спендиаров — в 1930-ом была поставлена его опера «Алмаст», в этот период композитор пишет «Эреванские этюды» для симфонического оркестра. В 1921 году А. Тер-Гевондяна пишет оперу «Седа»[21], вокальные циклы создает Р. Меликяна («Змрухты» и «Зар-вар»).

В 1930-гг. начинается активная творческая деятельность одного из крупнейших композиторов XX века — Арама Хачатуряна. Созданные в 1930-х, начале 1940-гг. его 1-я симфония (1934), концерт для фортепиано с оркестром (1936), симфоническая поэма с хором (1938), первый армянский балет «Счастье» (1939), концерт для скрипки с оркестром (1940), становятся выдающимися произведениями не только армянской но и мировой музыки. В 1930-гг. работал композитор А. Степанян, автор сатирической оперы «Храбрый Назар» (пост. 1935), эпической оперы «Сасунци Давид» (соч. 1936). В оперном жанре работают А.Маилян («Сафа»), А. Айвазян («Тапарникос»), Л. Ходжа-Эйнатов, С. А. Баласанян и др., в балетном жанре А. Тер-Гевондян («Невеста огня», «Анаит»), С. Бархударян («Наринэ») и др.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:18 PM | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
ArmMuz

ru.wikipedia.org/wiki/Армянские_музыкальные_инструменты

Армения богата народными музыкальными инструментами. Их история насчитывает много столетий и тысячелетий. Одним из самых древних инструментов является дудук, который был изобретен армянами ещё во времена существования государства Урарту.[1][2][3]

Ниже перечислены группы и виды армянских музыкальных инструментов.

* Духовые — Зурна, Дудук, Ней, Шви, Сулич, Кавал, Сринг, Авагпог, Шепор, Пог, Ехджерапог, Галарапог, Паку, Паркапзук.
* Струнные — Канон, Чогур, Чагане, Барбет, Бамбир, Ченг, Сантур, Ганун, Тавих, Каман, Джутак, Вин, Пандир, Джнар, Тар, Саз.
* Ударные — Дхол, Дарбука, Тмбук, Дапп, Цннга, давул.
* Шумовые — Кшоц.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:22 PM | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянский театр

В 1 тыс. до н. э., в эпоху рабовладельческого общества, из культа предков, связанного с воспеванием подвигов героев, с погребальными церемониями, обрядами, посвященными умирающему и воскресающему богу Гисанэ-Ара Прекрасному, возник армянский трагедийный театр «дзайнарку-гусанов» и «вохбергаков». С культом Гисанэ-Ара, с празднованием возвращения весны и вакханалиями в честь богини плодородия «Анахит» также связан древнеармянский комедийный театр, актерами которого были «катакергаки» и «катака-гусаны». Армянский профессиональный театр возник при армянских эллинистических монархиях из языческой мистериальной трагедии и народной комедии.

По свидетельству греческого историка Плутарха в 69 до н. э. царь Тигран II Великий (95—55 до н. э.) построил в южной столице Великой Армении Тигранакерте[2][3][4] здание по типу эллинистических амфитеатров Сирии, где давались представления. Известно также, что сын Тиграна царь Артавазд II (56—34 до н. э.), написавший также трагедий, создал в северной столице Армении Арташате (который римляне называли «Карфагеном Армении») театр эллинистического типа[2]. Согласно сведениям исторических источников, здесь выступала труппа во главе с трагиком Язоном, и в частности в 53 до н. э. была разыграна трагедия Еврипида «Вакханки». Начиная с I века до н. э. многочисленные истрические факты подтверждают непрерывность существования многообразного по жанрам и видам армянского профессионального театра[2]. Например в Армавире — столице древней Армении, обнаружены надписи на греческом языке с отрывками из трагедий греческих авторов или, возможно, армянского царя Артавазда II[5].

В древнеармянском театре получила развитие пантомима. Со II века известна армянская «вардзак» (актриса-пантомимистка) Назеник. Во II—III веках «дзайнарку-гусаны» и «вохбергу-гусаны» — армянские актеры трагедии исполняли греческие и армянские пьесы, а в середине IV века представления давались при дворе царя Аршака II[2].

Начиная с 301 года, после принятия христианства в качестве государственной религи, а также укрепления феодального строя, отмечалась противодействие церкви к театральному искусству. Известны, например, проповеди и речи католикоса Иоанна Мандакуни (V век)[2] направленные против театрального искусства[6]:

...Вы стремитесь попасть в западню его горестную, входя в грязнящие театральные представления, чтобы слышать голос грязи — гнуснейшее орудие обмана ушей, оскверняемых безбожными злокозненными беснованиями гусанов...

Несмотря на это давались представления античной драматургии (произведения Менандра, Еврипида), а также сочинения армянских комедиографов, трагиков и мимографов[2]. По типу античных амфитеатров существовали специальные театральные здания с отдельными местами для женщин[2] о чем сообщает Иоанн Мандакуни[7]. Именно популярность театральных представлений побудила духовенство вводить театрализованные элементы в церковные обряды. Так, например, из литургической драмы возник христианский мистериальный театр считающегося характерным порождением культуры эпохи феодализма. Анализ трудов армянских ученых-философов VI—VII веков показывает, что театр занимал видное место в армянской общественной жизни времени. Уже в эпоху позднего средневековья известна распространенность театральных представлений в Васпураканском княжестве, в Анийском царстве и в армянском государстве в Киликии[2]. Существует предположение, что на острове Ахтамар также выступали труппы актеров-гусанов и актрис-вардзак. На горельефах стен Ахтамарского храма первой четвери X века изображены маски армянского театра эпохи в двух его разновидностях — бытовой комедии (сходной с драматургией Менандра) а также сатирическом площадном театре «гусанов-мимосов» и «цахрацу». В XII веке образуется армянский театр в королевстве Киликии, который постепенно становится одним из центров армянской культуры. К этому же времени относятся первые сохранившееся произведение армянской драматургии: драматическая поэма Ованнеса Ерзнкаци Плуз и мистериальная драма «Адамова книга» Аракела Сюнеци[2].

В конце XIV века, после падения Киликийского царства, армянский народ потеряла свою независимость. Иноземное иго отразилось и на искусстве. Ксожалению в XV-ом—XVIII-ом веках в Армении наблюдается процесс постепенного отмирания древнего театрального искусства. Новый армянский театр возникает уже XVII—XVIII столетиях. Французский путешественник Жан Шарден сообщает о постановке комедии в трех действиях, который исполняли армянские гусаны, и который он видел в 1664 году в городской площади Еревана[8]. Новый армянский театр развивается среди армян-эмигрантов. Известны армянские школьные театры (церковные и светские) существовашие с 1668 года в ряде городах, где существовали армянские колонии (Львов, Венеция, Вена, Константинополь, Мадрас, Калькутта, Тбилиси, Москва, Ростов-на-Дону). Эти театры, будучи классическими о направлению, выражали идеи, порожденные национально-освободительным движением. Сохранилась трагедия «Мученичество святой Рипсимэ» (пролог, эпилог и интермедии на польском яз.), который был поставлен в 1668 в армянской школе Львова[2][8].

рисоединение Восточной Армении к России в 1827 сыграло ключевую роль в развитии театра нового времени, в частности театрального искусства среди восточного армянства, деятели которого получили возможность более близко знакомиться с русской культурой. Примечательно, что первая постановка произведения А. С. Грибоедова «Горе от ума», на которой присутствовал автор, была осуществлена в Эривани в декабре 1827. Уже в 1820-е были созданы первые армянские любительские школьные спектакли в Тифлисской армянской семинарии А. Аламдаряна и в Карасубазаре (ныне Белогорск). Важным событием было создание в 1836 году Г. Шермазаняном театра в Тифлисе под названием «Шермазанян дарбас», где в 1842 году была поставлена его комедия «Описание некоторых делишек епископа Карапета» критиковавшего духовенство, купечество и чиновников.

В 1859 году выдащийся армянский писатель и демократ М. Налбандян в рецензии на спектакли армянских студентов Москвы (историческая трагедия С. Ванандеци «Аристакес» и бытовая комедия Н. Аладатяна «Пропали мои пятьдесят червонцев»), изложил свои взгляды о роли и значении театрального искусства, что также сало теоретической основой для дальнейшего развития армянского демократического театра.

В 1850—1860-гг. появились бытовые комедии М. Патканяна, Н. Пугиняна, М. Тер-Григоряна, О. Гургенбекяна и др. драматургов. В 1863 году под руководством Г. Чмшкяна в Тифлисе был создан армянский театр. В 1865 году в Ереване состоялись первые армянские спектакли, а уже в 1873-ом создан театральный коллектив под руководством драматурга, актёра и режиссёра Э. Тер-Гриеоряна[2].
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:23 PM | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Уже в 1810 году в Константинополе, считавшегося центром духовной культуры западных армян (живших или происходящих из Западной Армении), были поставлены первые армянские спектакли под руководством М. Бжишкяна. Важное историческое значение имело театр «Арамян татрон» О. Гаспаряна, который существовал в течении 1846—1866-гг., сохраняя также традиции древнеармянсого театра. В то же время в 1850-гг. в Константинополе действовали также армянские любительские труппы. Поэт-драматург М. Пешикташлян в 1856 году основал армянский национальный театр. Не менее важным событием становится выход в 1857 году театрального журнала «Музы Арарата». Творчеством М. Пешикташлян, С. Экимян, П. Дуряна, Т. Терзяна развивалось и западноармянская драматургия.

В 1860-е любительские армянские театральные труппы в Константинополе и в Тифлисе развивались до уровня профессиональных постоянных театров. Важным историческим событием становится основание Акопом Вардовяном театра «Аревелян татрон» («Восточный театр») в 1861 году. В 1869-ом он же организовал в Константинополе «Вардовян татерахумб» (труппа Вардовяна), который действовал до 1877 года — начала русско-турецкой войны. В 1873 году был основан театральный коллектив, который руководил драматург, актер и режиссер Э. Тер-Григорян.

Большой вклад в перехое армянского театра от классицистической манерности и напыщенностьи исполнения к реализму образов и игры имели Г. Чмшкян, С. Мандинян, М. Амрикян.

Уже с конца 1870-гг. турецкое правительство подверг гонениям армянские театры в Константинополе. В эти же годы из Константинополя в Закавказье переехали многие крупные армянские актёры, среди них П. Адамян, Сирануйш, Астхик, Рачья Азнив, М. Мнакян и др.[2].

Долгое время Тифлис — столица Грузии был культурным центром Закавказья. С ним во многом связаны и театральные традиции армянского народа.

В Тбилиси, начиная с 1824 года, в армянской Нерсесяновской школе ставились спектакли на армянском языке, а в дальнейшем игрались на разных сценах города. И уже в 1856 году был основан профессиональный армянский театр, с профессиональной актёрской труппой, возглавляемой Геворком Чмшкяном. Под его руководством в театре выросло первое поколение актёров: М. Амрикян, А. Сукиасян, А. Мандинян, С. Матинян, К. Арамян, Г. Мирагян, С. Шагинян, Сатеник и др. В этот период с театром сотрудничали драматурги: Н. Алададян, Н. Пугинян, М. Тер-Григорян и, конечно же, основоположник армянской реалистической драматургии Габриел Сундукян. Тбилиси был не только театральным центром тбилисских армянских актёров, он также способствовал появлению талантливых армянских актеров, проживающих в западной Армении: таких как Петрос Адамян, Сирануйш, Азнив Грачя, Д. Турян и многих других[9].

В 1870-е годы армянские театры в Константинополе подверглись гонениям со стороны оттоманского правительства. В эти годы из Константинополя в Закавказье переехали многие крупные армянские актеры: П. Адамян, Сирануйш Астхик, Рачья Азнив, М. Мнакян и др.

Выдающаяся роль в развитии театра в 1880-е принадлежит крупнейшему трагику П. Адамяну, выразившему в своем творчестве протест против социального и национального гнета. Адамян создал замечательные реалистические сценические образы в пьесах Сундукяна и в переводном репертуаре насыщенные вдохновенной романтикой.

Дальнейшее развитие театра связано с драматургией А. Пароняна, создавшего яркие сатирические комедии «Дядя Багдасар», «Восточный дантист», «Льстец» и А. Ширванзаде, автора выдающихся реалистических психологических драм «Из-за чести», «Намус», «Злой дух», «На развалинах». Широко вошли в репертуар армянских театров драмы и комедии Э. Тер-Григоряна «Под маской благотворительности», «Жертва угнетения». Романтическими тенденциями проникнуто творчество Мурацана — историческая драма «Рузан».

Реалистические направление в армянском театре утверждали актеры — А. Абелян, Сирануйш, П. Араксян, А. Арутюнян, А. Арменян, А. Вруйр, Г. Аветян, О. Севумян, Г. Петросян, О. Маисурян, Забел, игравшие в Тифлисе, Баку и других городах.

В 1905—1907 годах армянский театр пережил большой творческий подъем. Еще в 1890-е-1900-е в рабочих районах крупных городов (Баку, Тифлис) организуются армянские любительские спектакли. Затем создаются народные театры, в спектаклях которых принимают участие как любители, так и профессионалы.

В Тифлисе были созданы общедоступные театры - Авчальская аудитория (1901), театр Мурашко (1902), Авлабарский театр Араксяна (1903), театр Собрания (1903), армянская драматическая секция Народного дома Зубалова (1909).

В Баку при народных домах рабочих окраин существовали армянские драмкружки. Общедоступные спектакли давались армянскими любительскими труппами в Эриване, Александрополе (Ленинакане), Батуми, Шуше, Елизаветполе (Кировабад). Спектакли этих театров и кружков были рассчитаны на широкие слои населения, они ставили классическую и современную драматургию, цены на билеты были общедоступными. Некоторые из этих театров работали до 1-й мировой войны (1914).

В деятельности нар. театров принимали участие артисты и режиссеры П. Араксян, А. Харазян, В. Тер-Григорян, М. Гаврош, В. Галстян, Д. Гулазян и др.

В 1910-е появились новые актеры, ставшие мастерами сцены — Асмик, И. Алиханян, П. Адамян, О. Гулазян, Кнарик, М. Манвелян, А. Мамиконян, позже — А. Восканян, В. Папазян О. Зарифян. Новые драматурги — Р. Папазян, Л. Манвелян.

Политическое бесправие, национальный гнет, тормозили развитие национального театра. Отсутствие материальной и организационной поддержки, цензурные притеснения мешали развитию сценического искусства.

Глубочайший кризис пережил театр в годы господства дашнаков (1918—1920).

В 1940 г. в Ереване построен новый Армянский академический театр оперы и балета им. А. Спендиарова
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:24 PM | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Изобразительное искусство Армении

Античность

Эпоха Урарту

Основная статья: Искусство Урарту

В IX—VI вв. до н. э. на территории Армянcкого нагорья развивалась высокая цивилизация государства Урарту. Полиэтническое[1] население Урарту — хурри-урартские, протоармянские племена, оставили богатое культурное наследие, продолжением которого является культура армянского народа[2].

Древняя Армения. VI век до н. э. — V век н. э.

В VI в. до н. э. завершается формирование армянской народности[3]. Среди художественных произведений VI—III вв. до н. э. высоким уровнем обработки выделяются высокохудожественные изделия из металла. В древней столице Армении Армавире были обнаружены золотые ювелирные изделия эпохи Ервандидов. С IV века до н. э. на территории Армении начинает развиваться эллинистическая культура. В III веке до н. э. в Армении появляются новые города, где развиваются ремесла и искусство. Установление более тесных связей с эллинистическими государствами Средиземноморья способствовало дальнейшему развитию древнеармянской культуры в новом, эллинистическом направлении. Со II в. до н. э. после восстановления армянской государственности и создания царства Великая Армения в армянской культуре начинается расцвет эллинизма. Развитие эллинистической культуры поощрялось вначале царем Арташесом I, а затем и Тиграном Великим. Сохранились чеканные чаши из ритоны и серебра, мозаики, терракотовые изделия, фрагменты скульптурного искусства. Известно, что во время кратковременного похода Марка Антония на Армению римляне увезли из Арташата золотую статую богини Анаит[4]. Еще в II—I вв. до н. э. древние армяне владели техинкой стеклоделия. На рубеже I в. до н. э.— I в. н. э. она достигает нового уровня.

Во время археологических раскопок в крепости Гарни около языческого храма I в. н. э. были обнаружены руины терм I—III в. н. э., пол которых был украшен хорошо сохранившейся мозаикой с изображениями языческих богов и других мифилогических существ с греческой надписью «Мы потрудились, но нам не заплатили». Ко II в. н. э. относятся две серебряные чаши, одна из которых, с именем армянского царя Бакура II, украшена изображениями сцен на театральные сюжеты[5]. На территории Армении обнаружено несколько скульптурных мужских портретов, датирующихся III в..

В 301 году после принятия в Армении христианства в качестве государственной религии в армянском искусстве своеобразное творческое воплощение получило новое идейное содержание, воспринятое из центров христианского Востока.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:25 PM | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Фресковая живопись

Наиболее ранние известные образцы армянской фресковой живописи восходят к середине V века, это фрагменты фресок из церкви Погос-Петрос в Ереване и Касахской базилики. Следующие ранние примеры относятся в основном к VII веку (Лмбатаванк, Аручаванк и т. д.) и свидетельствуют об устойчивой традиции росписей в интерьерах[6]. Ксожалению, от армянской средневековой монументальной живописи X—XI веков сохранились лишь фресковые фрагменты. Сохранившийся до наших дней фрагмент фресок Татевском монастыря в Сюнике, восходит примерно к 930 году[7]. В монастыре Гндеванк (914 год), расположенного в Вайоц-Дзоре, сохранились фрагменты фресок с изображениями ореола Христа в апсиде, фигуры сидящей Богородицы, а также неизвестного святого (художник Егише)[7]. Арабский автор ал-Мукаддаси сообщает о стенных росписях монастыря, который он видел предположительно в Арташате:

В трех фарсахах от Дабиля монастырь из белых тесаных камней наподобие конической шапки на восьми колоннах; в нем находятся изображения Девы Марии внутри между полотнами дверей; в какие двери ты ни войдешь и видишь изображение Девы Марии.

— ал-Мукаддаси[8]

В трактате автора VI—VII веков Вртанеса Кертога «Об иконоборчестве» перечисляются сюжеты, изображаемые в храмах, в частности приводятся сведения о существовании в Армении с периода раннего христианства фресок с изображениями святого Григория Просветителя, св. Рипсимэ, св. Гаянэ и других.
Статуя царя Армении Гагика I (ум. в 1020 г.), найденная при раскопках в Ани. На руках статуи находился макет церкви[6]

Частично сохранились фрески в кафедральном соборе, построенном в 1001 году в средневековой столице Армении городе Ани, а также в церкви Сурб Хач (Святого Креста) (915—921 гг.) на острове Ахтамар, на стенах которой изображены история Адама и Евы, фигуры апостолов и святых, евангельские сцены, и т. д.[7]. Сохранились росписи XII в. в Ахтале, фрагменты росписей XIII в. в церкви Бахтагеки в Ани, а также в церкви Тиграна Оненца и в Дадиванке. Среди фресок XIV в. особую ценность представляют росписи в Ахпатском монастыре.

Скульптура

Армянская раннесредневековая скульптура представлена каменными стелами, орнаментальными и сюжетными рельефами IV—V вв.. Наиболее ранние — рельефы плит аркосолия усыпальницы армянских Аршакидов в Ахце, относящееся к 364 году[6]. Сохранилась капитель мемориальной колонны в Касахе (около IV в.) и 2 рельефа конца IV столетия на фасаде собора Эчмиадзинского собора[6]. Примечательны скульптурные изображения Богородицы, Григора Просветителя и др.. В целом раннесредневековая армянская скульптура представлена тремя основным школами — Айраратской, Таширской и Сюникской. Церкви V века отличаются скромной декоративностью. В VI—VII веках начинается новый расцвет скульптурного искусства (круглая скульптура и рельефы), отличающаяся богатством декоративных деталей, выделяются стилистические направления[6]. Шедевром архитектуры и изобразительного искусства этой эпохи становиться храм Звартноц, построенный в 640—650-гг.. Появляются сюжетные фигурные рельефы (в церквях Птгни, Мрена), горельефные изображения ктиторов (Сисиан).

Развитию средневековой армянской культуры способствует восстановление в 885 году национальной государственности и создания Анийского царства. В вассальном подчинении от последнего находились армянские царства и княжества Васпуракана, Сюника, Ташир-Дзорагета, Хачена. Начиная с X века развивается традиция изображения на стенах церквей и монастырей ктиторов, в этой связи примечательны скульптурные портреты князей и царей с моделью храма в руках в Ахтамаре, Ахпате, Санаине и других. В церкви Гагикашен (начало XI в.) в Ани на фасаде стояла двухметровая статуя царя Армении Гагика I с моделью церкви[6]. В целом новый этап развития художественной культуры Армении связан с Анийской школой архитектурного и скульптурного искусства. Неотъемлемой частью этой школы являлось высокое орнаментальное искусство. Позднее в 1201 году при строительстве Аричаванка отмечается влияние Анийской школы скульптуры. Для скульптурного искусства X века особую ценность представляют также рельефы храма Ахтамар с изображением библейских сюжетов, фигур людей, птиц, зверей и т. д. Важное место в изобразительном искусстве времени занимают скульптурные декорации Нораванка (XIV в.), Нор-Гетика (XII—XIII в), церкви Тиграна Оненца в Ани.

В IX в. продолжает совершенствоваться искусство хачкаров — каменных стел с резным изображением креста в орнаментальном обрамлении. Более ранние памятники по композиции монументальны и строги, более поздние исполнены изысканно тонкой, «кружевной» резьбой.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:27 PM | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Хачка́р

(арм. խաչքար, дословно «крест-камень») — вид армянских архитектурных памятников, представляющий собой каменную стелу с резным изображением креста. Хачкары обычно устанавливаются при монастырях, внутри и на фасадах храмов, на могилах; они традиционно изготавливаются из вулканического туфа, который крайне мало подвергаются коррозии, это позволяет стоять хачкарам тысячелетиями.

Всего на территории Армении насчитывается несколько тысяч хачкаров, каждый отличается своим неповторимым узором, хотя все узоры обычно выдержаны в едином стиле.

В доисторический период в горах, у истоков рек, у границ поселений, у дорог воздвигались каменные стелы — «вишапы», которые считают предшественниками хачкаров, — народ представлял их заколдованными героями своих мифов и сказаний. Это была некая разметка земли, обжитой человеком. Они были покрыты резьбой с изображением птиц, шкур и голов баранов, клинописью.

В эпоху Урарту цари стали устанавливать вертикальные каменные плиты, рассказывающие миру о своих завоеваниях и законах. [1] Подобные стелы строились также в эллинистический период первой династии армянских царей Арташесидов. В то время уже имелась сложившаяся технология строительства хачкаров: в основании — постаменте, массивном каменном блоке, выдалбливалось отверстие, в которое вертикально ставился камень с уже нанесенной на него надписью и узором.

Урартрийские и эллинистические памятники стали прообразом первых христианских хачкаров, появившихся сразу после принятия христианства, и были призванны засвидетельствовать христианскую веру.

В самых разных местах Армении (впервые — на склонах Арагаца) были найдены высокие стелы с рельефами, иногда с горельефами, скорее всего связанные с погребальными обрядами.

Сюжеты таких изображений традиционны: Григорий Просветитель, царь Трдат III, заточивший Просветителя и умертвивший святых дев Рипсимэ и Гаяне и за это превращённый вместе со своей свитой в стадо свиней, Даниил во рву львином, три отрока в огненной печи, реже — Крещение и Распятие.

В ноябре 2010 года искусство создания хачкаров с формулировкой «Символика и мастерство хачкаров, армянские каменные кресты» было внесено в репрезентативный список ЮНЕСКО по нематериальному культурному наследию человечества[1].

Хачкары принято изготавливать из туфа, так как эта горная порода легко поддаётся обработке и обладает антикоррозийными свойствами. Благодаря таким свойствам туфа, хачкарам удалось сохраниться ещё с очень древних времён.

Предшественниками современных армянских хачкаров являются раннесредневековые круглые или восьмигранные колонны, квадратные в сечении столбы с врезанными в них крестами и увенчанными свободно поставленными объемными крестами. Самые древние хачкары, сохранившиеся до нашего времени, датируются IX—X веками, их то и можно связать с этими мемориальными столбами, плоскости которых заняты рельефными изображениями преимущественно на христианские темы.

Подобные мемориальные колонны, были найдены по всей территории Исторической Армении, в частности, самыми известными из них являются находки в Гарнаовите, Ариче, Талине, Мрене, относящиеся к V—VII векам[2]. Эти колонны имеют кубические основания, которые являются базами или постаментами, внутрь которых эти столбы и вставлены. На них изображались кресты, которые и стали предшественниками хачкаров.

Например, основание колонны из Арича,[3] имеет равноконечный крест с широкими ветвями, шишками на концах, две широкие полупальметты, произрастающие из нижней оконечности креста, плавно загибаются наружу, а верхушки, их (они приходятся над оконечностями поперечной ветви креста) загнуты в сторону креста. Верхние междукрестья заняты пучками стеблей, верхушки которых также загнуты к кресту.

Тот же рисунок — на постаменте столбца в Талине с той разницей, что у креста расширены лишь концы, а полупальметты более развиты и по высоте достигают верхушек поперечных ветвей креста (верх его не сохранился). На некоторых других постаментах столбов крестов нет, глубоко вырезаны лишь симметрично расположенные пары пальметок, между ними помещен цветок, как бы заменяющий крест[4].

Испанский путешественник XV века Руй Гонсалес Де Клавихо во время путешествия в Самарканд писал:

Днем они продолжали ехать и встречали многолюдные армянские селения с красивыми церквами и кладбищами, от которых виднелись большие каменные кресты над могилами и ямами, а эти кресты были в рост человека и прекрасной работы[5]

В большинстве своем стелы имели двучастное (постамент и вертикаль) или трехчастное (ступени, постамент и вертикаль) строение.

Древнейший датированный хачкар на территории Армении относится к 879 году[6].

Хачкары Нагорного Карабаха
Фрагмент Дадиванкского хачкара

Древнейшие датированные хачкары на территории Нагорно-Карабахской Республики восходят к 853 и 866 гг.[6]. И Орбели отмечает:

Крестные камни с изображениями людей были обнаружены впервые в той части Армении, где вообще излюблена орнаментация рельефами, где на стенах храмов, помимо ктиторских групп, обычных и для других местностей Армении, встречаются довольно большие рельефные сцены, а именно — в Хачене[7]

Расположение хачкаров в различных странах говорит о древности армянского народа и о величине Армении раннее.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:28 PM | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Миниатюра

Основная статья: Армянская миниатюра

В истории изобразительного искусства средневековой Армении ведущее место занимала книжная миниатюра — самые ранние образцы датируются VI—VII вв.[9]. Особенностью армянской миниатюры является разнообразие стилей различных местных школ — Киликии, Гладзора, Татева, Васпуракана и т. д.. В целом армянская миниатюра отличается цветовой насыщенностью, яркостью композиционных построений, орнаментальным убранством. С раннего Средневековья (IX—X вв.) в армянской миниатюре выделяются два характерных направления: первому, обсусловеленному заказами феодальной знати, характерны парадность, обилие золота, живописность, орнаментальность. Более яркие примеры — «Евангелие царцы Млке» (862 г.), «Эчмиадзинское евангелие» (989 г.), «Евангелие Мугни» (XI в.). Второе направление, связанное с демократическими слоями, характеризуется лаконизмом, близостью к народносму искусству, графичностью, выразительностью лиц персонажей и движений, что нашло свое отражение в Евангелиях 986 г., 1018 г. и 1038 г.. Особым многообразием стилей и приёмов отличается миниатюра XIII—XIV веков, когда развивается ряд самобытных локалных школ армянской миниатюры. Ключевое место в истории армянской миниатюры занимает киликийская школа, развивавшаяся с XII века, но достигшая наибольшего расцвета во второй половине XIII столетия. Особое место в её истории занимает творчество Тороса Рослина. Работы Рослина отличаются глубокой психологической выразительностью персонажей, многообразием сюжетов и мастерством композиции групповых сцен, точным рисунком, особым подходом к изображению орнаментов. В это же время высокого уровня достигла миниатюра и в Восточной Армении. Среди значительных произведений следует отметить Евангелие Таргманчац 1232 г. (художник Григор), которое отличается эмоциональностью образов и живописностью. В Западной Армении бурно процветает школа миниатюрной живописи в Васпуракане. Её характерные особенности — преобладание линейно-графического изображения (художники XIV в. Дзерун, Рстакес) и декоративность. Мастера художественного искусства XIV столетия — Момик, Торос Таронаци и Авак, которые работали в Гладзоре. В Татевском монастыре в XIV—XV вв. работали Григор Татеваци и Григор. В Средневековье были созданы особые руководства по изобразительному искусству — «Паткерусуйцы». Самый древний сохранившийся рукопись «Паткерусуйца» относится к XV—XVI вв.[10]. Последним крупным армянским миниатюристом считается Акоп Джугаеци, живший на рубеже XVI—XVII вв.. Его творчество предшествовало светскому развитию армянского художественного искусства.

Декоративно-прикладное искусство
См. также: Армянский ковер.

Прикладное искусство средневековой Армении представлено богатой и многообразной керамикой: поливной керамикой с росписью и гравировкой, неполивной с углублённым и рельефным орнаментом, росписанными фаянсовыми сосудами. Основные центры керамического производства располагались в городах Ани и Двин, процветавших вплоть до XII—XIII вв. Сохранились вышивки XIV в., металлические художественные изделия (чеканные серебряные позолоченные складни 1293 г., 1300 г. и 1687 г.), предметы церковного назначения. Сохранилось значительное количество серебряных и золотых окладов рукописных книг (например, оклад Евангелия киликийской работы 1255 г.). В Ани, при раскопках церкви Гагикашен, была обнаружена медная люстра-лампадофор, относящаяся к XI в.. Известны высоко-художественные образцы резьбы по дереву, наиболее ранние примеры которой относятся к X в.. Это капители притвора церкви Аствацацин Севанаванка и церкви Святой Рипсиме. Отдельное место в этом искусстве занимают деревянные двери храмов (дверь из Муша, 1134 г., двери из церкви Аракелоц на оз. Севан, 1176 и 1486 гг., из Татева, 1253 г., которые хранятся в Национальном историческом музее Армении).

В Средневековье церкви и храмы украшались также мозаиками. Некоторые фрагменты раннехристианских мозаик обнаружены в соборах Эчмиадзина, Звартноца и Двина[6].

Наиболее ранние полностью сохранившиеся ковры — вишапагорги (ковры с драконами), датируются в основном XIV—XV вв..

XVII—XVIII века. Развитие станковой живописи

С XVII—XVIII веков средневековые художественные стили и подходы постепенно уступают место новым реалистическим методам художественного выражения. Вместе с миниатюрой и искусством фрески развиваются новые виды художественного искусства — станковая живопись, портретная живопись, тематические произведения и реалистический пейзаж. В истории изобразительного искусства Армении XVII—XVIII веков важное место занимают художники из рода Овнатанянов. В их произведениях (в том числе выполненных для Эчмиадзинского собора) проявляются черты реализма. Первые росписи Эчмиадзинского собора (сохранились только три сюжетных фрагмента) принадлежат родоначальнику этой семьи Нагашу Овнатану. В 1680-гг. последний нарисовал ряд сюжетных картин для церкви Погос-Петрос в Ереване, а также церквей Агулиса, Шорота и Апракуниса (в Нахичеване). Большой интерес представляют произведения его сыновей Арутюна Овнатаняна и Овнатана Овнатаняна. Овнатаном Овнатаняным были выполнены замечательные портреты деятелей армянской церкви. В 1780-гг. Овнатан Овнатанян вместе с учениками восстановливает фрески Эчмиадзинского собора. В XVII веке в Новой Джульфе (Исфахан) жил и работал портретист Минас (портреты Акопджана и Воскана Велиджанянов и т. д.). Из его монументальных работ известны фрески в нескольких армянских церквях Исфахана и т. д.. Там же работал художник, писатель, философ-богослов Ованес Мркуз, который в основном рисовал картины на библейские сюжеты. В XVIII веке несколько армянских художников работали в армянской колонии Иерусалима. 23 работ Ованеса Тирацу находятся в армянской церкви святого Иакова в Иерусалиме.

К концу XVII —- началу XVIII века относится деятельность художников из семьи Манасе. Основателями этой династии художников являлись Рафаэль, Барсег и Минас Манасе, которые работали главным образом в Константинополе.

С дальнейшим развитием армянского книгопечатания в XVII—XVIII вв. разивается книжная графика. Высокую художественную ценность представляют иллюстрации «Айсмавурка» (1706 г.) Григора Марзванеци, выполненные ксилографическим способом. Работы Марзванеци — книжние иллюстрации, исполнены в национальном стиле. Последний создавал также цветные ксилографии. С середины XVIII столетия в Армении развивается и искусство гравюры.

XIX, — начало XX веков

После освобождения Восточной Армении от персидского ига и присоединения к Российской империи усиливаются связи с западной и русской художественными культурами. Светское изобразительное искусство и, главным образом, живопись начинают развиваться в новом направлении. В 30-е—70-е годы XIX столетия в истории изобразительного искусства Армении ведущее место начинает занимать портретная живопось. Среди художников-портретистов того времени следует отметить Акопа Овнатаняна младшего и Степаноса Нерсисяна — воспитанника академической школы. Нерсисян считается основоположником бытового жанра в армянском изобразительном искусстве. В первой половине XIX века с появлением гравюр Агафона Овнатаняна и Ованеса Катаняна начинает развиваться армянская станковая графика.

Из-за неблагоприятных политических и экономических условий в самой Армении, армянские художники творческой деятельностью занимались преимущественно в Тифлисе (Тбилиси), Петербурге и Москве, а также в городах западной и восточной Европы, что способствовало обогащению их творчества новыми художественными приёмами и традициями этих стран. Свои тематические произведения они посвящали быту и жизни армянской нации, природе и истории Армении. В конце XIX века —1880—1890-гг., реалистические бытовые картины создает А. Шамшинян. Он практически становится основным продолжателем таматического жанра в армянской живописи после С. Нерсисяна. Этот жанр, однако, достиг наивысшего уровня в творчестве одного из крупнейших армянских художников, который творил на рубеже XIX—XX вв., Вардкеса Суренянца, создавшего ряд картин на историко-бытовые и исторические темы. Вардкес Суренянц выступал также как театральный художник и иллюстратор. В. Суренянц был членом организации Передвижников.

Начиная с 1900-гг. в его картинах находят место некоторые модернистические подходы. Он считается также крупнейшим графиком среди восточноармянских художников эпохи. Современники Суренянца М. Магтесян и В. Махохян — мастера морского пейзажа. Реалистические морские пейзажи Махохяна часто имеют романтические оттенки, в некоторых случаях косвенно примыкают к символизму. В портретном и бытовом жанре работал художник А. Арцатпанян, в портретном и пейзажном жантре — Карапет Чирахян[11]. Родоначальником профессиональной пейзажной живописи становится Геворг Башинджагян. Работы Башинджагяна, созданные с большим мастерством и чувством патриотизма, изображали природу и исторические памятники Армении. В творчестве художника значительное место занимали также картины с пейзажами Франции, России, Грузии. Вместе с тем, Башинджагян был известен как идеолог сохранения классического художественного наследия. Егише Татевосян, Фанос Терлемезян и Степанос Агаджанян создают сюжетные картины в русле реалистического демократического направления концa XIX-го и первого десятилетия XX века. В начальный период творчество Е. Тадевосяна носило значительное влияние искусства Суренянца, особенно в национальной тематике. Однако с 1900-гг. художник больше склонился к импрессионистическим, пуантилистическим методам художественного выражения. В основном в портретном жанре работал Фанос Терлемезян, однако талант художника немало проявлялся также в бытовом и пейзажном жанрах. Примечательно творчество Амаяка Акопяна, портреты, бытовые картины и пейзажи которого отличаются реалистическим мастерством и тематическим единством. В начале XX столетия в Москве свою творческую деятельность начинает Мартирос Сарьян. В начале творческого пути М. Сарьян работал в традициях символизма. В его ранних работах заметно, что художник занимался поисками новых средств художественного выражения. С начала XX века в Париже работали мастера офорта Эдгар Шаин и Тигран Полат. В 1916 году в Тифлисе усилиями армянских художников основывается «Союз армянский художников».
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:29 PM | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
В конце XIX, начале ХХ в. начинают работать первые профессиональные армянские скульпторы Е. Воскан, А. Тер-Марукян, А. Гюрджян (последние два работали преимущественно в Париже). В скульптурных произведениях Андреаса Тер-Марукяна изображены простые жители армянской деревни и представители передовой армянской интеллигенции. Творчеству Тер-Марукяна тематически близки произведения Микаэля Миакеляна. В 1910-гг. начальные этапы творческой деятельности переживали скульпторы Айк Батикян, Акоп Папазян, и др.. Графика развивается в творчестве Аршака Фетфаджяна и Вано Ходжабекяна. Работы Ходжабекяна изображают бытовые сцены тифлисской жизни, отличаются чувством юмора, выразительным гротескным штрихом. Фетфаджян вошел в историю изобразительного искусства Армении своими акварельными работами, изображающими исторические памятники Ани. В начале XX века работали художники Х. Тер-Минасян, Д. Окроянц, Г. Габриелян, А. Шапанян, О. Пушман, и др..

Начиная с 1920-гг. армянские художники всё чаще начинают обосновываться в Армении. В формировании новой художественной школы значительную роль сыграло творчество Мартироса Сарьяна и С. М. Агаджаняна. Особенно ярко мастерство М. Сарьяна проявилось в жанре пейзажа, характеристических портретов, натюрмортах. Агаджанян творил в реалистическом портретном жанре. В армянской живописи ключевое место занимал пейзаж, в этом жанре работали Ф. Терлемезян, Е. Татевосян, Г. Гюрджян, С. Аракелян. Тематические произведения создают А. Бажбеук-Меликян, Е. Татевосян, А. Коджоян и др.. В скульптуре развивается монументальный жанр, наиболее яркими представителями которого становятся А. Сарксян, А. Урарту и др.. А. Коджоян начинает играть одну из ведущих ролей в книжной и станковой графике. Театральная живопись развивается в творчестве Г. Якулова, М. Сарьяна, М. Арутчяна и др.. Для живописи 40—50 -гг. XX века более характерно развитие сюжетного жанра — новый быт, сцены труда, исторические сюжеты, а также натюрморт и пейзаж. Среди крупнейших деятелей живописи середины XX века следует отметить М. Асламазяна, А. Бекаряна, Э. Исабекяна, Г. Ханджянa (последний также является одним из наиболее ярких представителей армянской графики XX века) и др. Из-за рубежа репатриировали видные живописцы А. Каленц и П. Контураджян, крупный скульптор Е. Кочар, который также работал в сфере монументального искусства и является автором статуи Давида Сасунского, ставшей символом Еревана. В различных жанрах скульптуры работают Г. Чубарян, Н. Никогосян, С. Багдасарян и др., которые плодотворно творили преимущественно начиная со второй половины 50-гг.. Со второй половины XX века в жанре портрета, натюрморта и пейзажа начинает работать Л. А. Бажбеук-Меликян.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:30 PM | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянский ковёр
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:30 PM | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянский ковёр — термин, определяющий ворсовые и безворсовые ковры, которые были сотканы армянами, проживающими как на территории Армянского нагорья, так и за его пределами начиная с до-христианского периода (до 301 г. н. э.) до наших дней[1][2][3][4][5][6][7][8][9] [10]. Ковроделие, являясь одним из видов армянского декоративно-прикладного искусства[11], неразрывно связано с другими видами декоративно-прикладного искусства армян, продолжая традиции других видов национального изобразительного искусства. Главным отличием армянских ковров от персидских, азербайджанских и других ковров является то, что в качестве орнаментальных мотивов приминаются стилизованные изображения животных и людей[12]. Традиционно в Армении коврами устилают полы, покрывают внутренние стены домов, диваны, сундуки, сиденья и кровати[13][14]. До сих пор ковры часто служат завесами дверных проёмов, ризниц и алтарей в храмах, ими покрывают сами алтари в церквях. Развиваясь с древнейших времен, ковроделие Армении исстари являлось неотъемлемой частью быта, так как ковроделием занимались почти в каждой армянской семье, при том, что «ковроткачество повсеместно было древним женским занятием армян»[15].

В армянском языке существует два слова для обозначения ковра: карпет (арм. կարպետ)[16] и горг (арм. գորգ)[17]. Хотя эти два слова в армянском языке являются синонимами, «карпетами» чаще называют безворсовые ковры, а «горгами» — ковры с ворсом.[16][17]

В армянских средневековых рукописях слово «ковёр» в форме каперт (арм. կապերտ) впервые упоминается в переводе Библии V века.[18] Слово «каперт» образовано от корня «кап» (арм. կապ) — «узел».[19] С течением времени слово «каперт» приняло более благозвучную форму «карпет»[источник не указан 471 день].

Согласно этимологическим словарям слово «карпет» появилось из средневековой латыни (лат. carpita — «толстая шерстяная ткань», carpere — «щипать», в средневековой латыни модифицированное carpire)[20][21], откуда оно переходит и в другие европейские языки (фр. carpette, англ. carpet).[22] По мнению А. Г. Сукиасяна, слово карпет было заимствовано европейскими языками из армянского языка в конце ХIII века[23][неавторитетный источник? 487 дней] в результате расширения торговли коврами, которые вывозились через портовые города армянского царства Киликия, что подтверждается документальными источниками того периода. Так, в частности, флорентийский банкир и купец Франческо Балдуччи Пеголотти (англ. Francesco Balducci Pegolotti), живший в начале ХIV века, который в труде La pratica della mercatura (англ.) детально описал торговый путь из киликийского города Айас в Сивас, Ерзинкан и Эрзерум и далее в город Тебриз, сообщает, что с 1274 по 1330 год ковры ввозились во Флоренцию из армянских городов Айас и Сис.[24] О значении киликийского города Айас в международной торговле писал также известный путешественник Марко Поло, который в 1271 году, посетил Айас и из него отплыл домой, в Венецию, на армянском транспортном судне.

Слово горг впервые встречается в письменных источниках в виде надписи на армянском языке, датирующейся 1242—1243 годами, которая вырезана на каменной стене церкви Каптаван в Карабахе. Арменовед Григор Капанцян склонен считать, что слово «горг» восходит к хетто-армянскому словарному фонду, где оно существовало в формах «курк», «куркас». Хеттолог Э. Сaртивент толкует этимологию слова «курк» как «попона лошади или мула»[цитата не приведена 489 дней].

Арабские хроники свидетельствуют, что слово «кали» или «хали» или иначе «гали», которое во всём мусульманском мире означает «ковёр», происходит от названия ремесленного города Карина[уточнить], который арабы называли Каликала (современный Эрзурум, Турция).[25] Абд ар-Рашид ал-Бакуви сообщает, что из знаменитого своими коврами армянского города Каликала (Карин), расположенного на стратегическом пути между Персией и Европой, «вывозят ковры и аз-залали, которые называются кали».[26] Согласно учёному и писателю XIII века Якут аль-Хамави, ковры по сокращённому арабскому названию города Каликала — «Кали», назывались «кали».[27][28] В своих дневниках Марко Поло восхвалял ковры из этих мест, как самые красивые в мире.[29] Академик Иосиф Орбели прямо пишет о том, что «слово „ковёр“ армянского происхождения».[30]

Считается, что в русском языке слово «ковёр» было заимствовано из кипчакского языка.[31] Согласно этому традиционному объяснению происхождение русского слова «ковёр» толкуется как древне-русское заимствование из кипчакского языка. В соответствии с этим толкованием köwer произошло из древне-тюркского kiviz — «ковер», kidiz, kediz — «палас, кошма» и т. п., которые являются производными словами от kiv-, kev- — «одевать». «В таком случае ковёр буквально — „одеяло“. Менее вероятно сближение ковёр с диалектным словом „ковора“ — „одеяло“, „веретье“ — „дерюга“, украинское слово „верета“ — „ковёр“, при котором ко- интерпретируется как приставка».[32]

Армянское ковроткачество, которое на начальных этапах по технике исполнения до определённой степени совпадало с ткачеством, прошло долгий путь развития[11], начиная с простых изделий, сплетённых на плетельных рамах различной формы до ворсовых узелковых ковров, ставших изысканными произведениями искусства.

По мнению доктора искусствоведения Волькмара Ганцхорна (Volkmar Gantzhorn), восточный ковёр не только не ведет свое происхождение от кочевых племён, но и районом его происхождения не является Центральная Азия. Восточный ковёр является производным древних цивилизаций Армянского Нагорья, лежащего на перекрестках древнейших торговых путей между западом, севером и югом[33].

Развитие ковроделия в Армении было насущной необходимостью, продиктованной климатическими условиями всего Армянского Нагорья, от климата также зависел тип, размер и толщина произведенного ковра[34]. Жилые дома и другие сооружения были почти исключительно построены из камня или вырублены в скале, а в них традиционно отсутствовали деревянные напольные покрытия, о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок, проводимых в Двине, Арташате, Ани[13] и других городах. Также в Армении существовала необходимая сырьевая база (шерстяная пряжа и другие волокна, красители)[35].Наиболее распространённым сырьем использовавшемся для производства нитей для ковров была овечья шерсть, применялась также козья шерсть, шёлк, лён, хлопок и другие.[36] В 8-14 вв., когда ковроделие начало развиваться на Ближнем Востоке, Армения была «одним из наиболее продуктивных регионов»[37] в этом отношении. Это было обусловлено наличием «хорошего качества шерсти, чистой воды и красителей, особенно прекрасной пурпурной краски» [38]. Одним из основных условий, способствующих развитию ковроделия было наличие городов, в которых развивались ремесла и которые служили крупными торговыми центрами, так как по территории Армянского Нагорья проходили торговые пути, включая одно из ответвлений Великого шелкового пути[39]. О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел упоминают множество источников. Куски древних ковром были найдены при раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства были найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-дзор[40
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:31 PM | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Античность
Древнейший из обнаруженных ворсовых ковров — Пазырыкский ковёр (около V в. до н. э.), пряжa для изготовления которого была окрашена армянской кошенилью. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия

Античный историк V века до н. э. Геродот (485—425 гг. до н. э.) отмечает, что жители Кавказа растениями, из которых получали краску, красили шерсть, затем вырабатывали из неё ткани, разрисовывали их. И окраска их не блекнет ни от времени, ни от воды[35]. В 1949 году академиком Руденко во время археологических раскопок, проводимых в Горном Алтае, в 5-ом пазырыкском кургане был найден ковёр V века до нашей эры[41], вопросом дебатов является происхождение ковра в Средней или Передней Азии, но в особенности Армения упоминается как возможное место происхождение ковра[42]. Следует отметить, что система орнаментизации ковра, который получил название «Пазырыкского ковра», полностью соответствует ассирийско-урартскому и раннеармянскому стилю ковроделия, основанного на применении двойного узла, а по одной из версий, регионом, где был создан ковер, считается Армянское нагорье[43], район озера Ван, в пользу которой свидетельствует и тот факт, что в составе красителя, которым была окрашена пряжа, из которой был соткан этот ковер, была обнаружена араратская или иначе армянская кошениль[44]. Того же мнения придерживается коносьер восточных ковров Улрих Шурманн (нем. Ulrich Schurmann), который считает, что на основании структуры, дизайна и мотивов происхождение Пазырыкского ковра может быть отнесено к поздним урартам или ранним армянам [45]. Из сведений античных авторов становится ясным, что среди практикуемых ремёсел древней Армении наряду с гончарным и столярным делом было широко распространено и ткачество. Продукты ремесленного производства активно экспортировались в близлежащие земли. Геродот в своей работе отмечает, что армяне осуществляли торговлю со странами Месопотамии посредством сплава по реке Ефрат[46]. Значительное развитие ткацкого ремесла в Армении наблюдается в следующий, так называемый эллинистический период, начиная с III века до н. э.. Это был период оживления международных экономических, политических и культурных связей, которые вызвали ранее невиданный подъём транзитной торговли. Последняя прокладывала свои стабильные пути и через Армению, вовлекая её в торговый обмен с соседними и отдаленными странами.[47] Развитие ремесленного производства продолжалось вплоть до IV века нашей эры, когда после насильственного переселения шахом Шапуром II населения Армении,[48] в большей массе являвшегося ремесленниками, в Персию, в Армении приходят в упадок хозяйственная жизнь, ремёсла и искусство, возрождение которых начнётся лишь два века спустя.

Средневековье
Армянский царь Гагик Арцруни (908—943) с семьей (на ковре). Миниатюра в Евангелии 11 в.

Средневековье является золотым веком армянского ковроделия, в это время образуется определённый стиль, свойственный армянским коврам. До наших дней сохранились только небольшие фрагменты раннесредневековых армянских ковров, которые были обнаружены в переплётах армянских манускриптов во время реставрации. О том, как выглядели эти ковры можно судить также благодаря средневековым рукописям, в которых много миниатюр с изображениями ковров. Среди форм и стилей, присущих армянским коврам средних веков, различают: «драконовые» ковры (Вишапагорг) — ковры с изображением драконов, древа жизни, птицы феникс, орнаментов в форме треугольников, зубчатых ромбов и символов вечности; орлиные ковры (Арцвагорг) с символическим изображением орлов и змеиные ковры (Оцагорг) с изображениями змей и со свастикой в центре[25].

По свидетельству академика Николая Марра, проводившего раскопки средневековой столицы Армении Ани, внутри жилых домов богатых горожан Ани
« …за исключением ниш, остальное всё было гладко, так как дом внутри увешивали или покрывали коврами и узорчатыми тканями, с которыми, конечно, трудно было с успехом соревноваться даже анийским мастерам декоративной резьбы на камне. Когда мы нападаем в Ани на следы штукатурки и росписи стен и потолка частных домов, есть основание думать, что обыкновенно это суррогат, дешёвый способ возмещения подлинного богатого убранства комнат коврами и тканями, производство которых у древних армян, судя по некоторым данным, стояло на высокой степени развития. Эта мысль давно возникла, и раскопки 1912 г. дают основание её высказать[13] »

В 645 году на земли Армении вторглись арабы, и на страну была наложена дань, в состав которой, помимо всего прочего, входили 20 штук ковров, приносимых в дар халифу каждый год[49]. Но несмотря на арабское владычество в Средние века Армения при Багратидах (IX — XI века) переживает период экономического подъема в первую очередь благодаря широким торговым и экономическим связям Армении со странами, находящимися под владычеством и влиянием арабского халифата[50]. Слава об армянских коврах и паласах[51], а также изделиях ремесленников распространилась от царства камских болгар до Туркмении, от Багдада до Константинополя. Арабский географ и путешественник IX века ибн Якуби сообщает, что по заказу халифа Хишама в Армении были изготовлены ковры и ткани[27]. В хронологии Симеона Магистра упоминается, что в 819 году болгары во время одного нашествия взяли у византийцев богатые трофеи, среди которых были высококачественные армянские пушистые ковры[52][53]
Ковер из с изображением животных, конец XIV начало XV века, Берлинcкий музей

Армянские торговцы распространяли ковры на базарах и рынках различных стран, в самой же Армении по сообщению ряда авторов, среди которых Абу Дулафа (X век), проводятся воскресные ярмарки, где помимо других товаров продаются армянские ткани из козьей шерсти, называемой бузйун, и ковры[54][55].

Расцвету ковроделия во многом способствовали получаемые в Армении превосходные краски, придававшие ковру неповторимость и яркие цвета. Особой известностью в древнем мире пользовалась алая краска — кармин, которая производилась из армянской кошенили — насекомого, составляющего отдельный подотряд в отряде равнокрылых хоботных насекомых, которые в изобилии имелись в Армении. Арабский автор X века Ал-Истахри, повествуя о городе Арташат, который арабы называли «Гариетюль-крмиз»[56] (то есть «Город краски из красного червя» — от армянского названия краски «вордан кармир») рассказывал: «В этом городе выделываются шерстяные платья и ковры… и другие предметы армянского производства. У них же добывается краска, называемая „кирмиз“, и ею красят сукно. Я узнал, что это червяк, который прядет вокруг себя наподобие шелковичного червя».[57] Другой арабский географ Ибн Хаукаль, побывав в столице Армении городе Двине, который арабы называли Дабиль, также указывает на то, что армянские ковры окрашивают специальной краской, говоря, что выделывают в Дабиле пуховые и шерстяные ткани для ковров, подушек, сидений, шнуров и иного рода армянских произведений, окрашенные кирмизом.[58] Он же говоря о городах Армении, так характеризует армянские изделия и их значение на мировых рынках Востока:
« В этих городах и областях, лежащим между ними, есть товары, предметы ввоза, разные сорта необходимых животных, овец и материи, вывозимые в разные страны, известные у них пользующиеся славой, как армянские ковры и шнуры, приготовленные в Салмасе и продаваемые от одного до десяти динаров за штуку, и ничего подобного им нет в прочих землях[59] »

В. Бартольд в своей работе отмечает, что армянские ковры пользовались огромной популярностью на востоке,[60] а жители тех лет считали, что армянские ковры обладали особыми свойствами.[55] В Хое, Беркри, Арчеше, Тебризе, Хлате, Нахичеване, Битлисе, Кейсарии, Себасте, Карабахе и в других армянских и армянонаселенных городах и общинах вырабатываются «кали-карпеты и карпеты» (ворсовые и безворсовые ковры). Историк XI века Абу Саид Гардизи, описывая прием Кадир-хана, говорит, что эмир приносит в дар хану дорогие ковры махфури[61] армянские[62]. Продукты производства армянских ткачей пользовались международной известностью[63] и высоко ценились при дворах различных стран. Так, придворный персидский учёный и глава архива Хилал ас-Саби, описывая одежду и окружающую утварь халифа, говорит, что подушка для трона и все другие подушки из апартаментов халифа сделаны из армянской ткани.[64] Ал-Мукаддасий, восхищаясь армянскими коврами, говорит: «Нет ничего подобного выделывающимся у них шнурам и коврам».[55] Арабский автор Абд ар-Рашид ал-Бакуви сообщает, что армянские ковроделы искусны в выделки ковров.[26].

В Средние века продукты армянского ковроделия были настолько популярны, что «армянскими тканями» называли ковёр и всё, что произведено ткачеством. Так, Ибн-Хаукаль, восхищаясь, отмечал:
« ...в Меранде, Тебризе, Дабиле и областях Армении изготовляются армянские сидения и ковры, известные под именем армянских «мехфур»; немного подобного им во всех странах, в которых выделка тканей имеет сходство с армянской выделкой... А что касается до произведений, называемых «армянскими тканями», то это «бутт», сидения, ковры, покрывала, коврики и подушки; нет им подобных среди предметов земли из конца в конец и во всех направлениях[58] »

Посол арабского халифата Ибн Фадлан, совершивший путешествие в страну волжских булгар, в своей записке свидетельствует, что ещё в 20-е годы Х века армяне, проживающие в армянской колонии на Волге, занимались ковроделием. Согласно ему же пол шатра царя камских болгар, вмещавшего 1000 человек, полностью был покрыт армянскими коврами.[65]. Описывая внутреннее убранство юрты волжских булгар в Х в., К. А. Руденко пишет: Убранство юрты было несколько иным. Пол её застилался войлочным ковром, стены также украшались коврами, шерстяными или войлочными. Особой популярностью пользовались красные армянские ковры[66].
Ковер «Оцагорг»(змеиный)со свастикой,1860 г. Хндзореск Галерея Альберто Леви

Армянские ковры всегда ценились чрезвычайно высоко. Стены и полы дворца арабских халифов были покрыты армянскими коврами, любимая жена халифа Гаруна ар-Рашида восседала на «армянском ковре», все прочие жёны — на «армянских подушках»[67] Армянские ковры были украшением дворцов, ими измерялось богатство. Ворсовые ковры входили в число приношений Армении халифам Багдада; известно, что в начале X века из Армении в Багдад были посланы 400 лошадей, 30000 динариев и семь армянских ковров; один из ковров имел размеры 60 X 60 локтей (примерно 18 X 18 м); над этим ковром работали армяне-ремесленники 10 лет[25].

В IX — XI века армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии. Здесь армяне вновь стали развивать ремесла, в том числе и ковроткачетсво. Согласно исследованиям русских историков Карамзина и Глинки, ещё в 60-е годы ХI столетия в Киеве основывается армянская колония, которая в последующее столетие превращается в самостоятельное поселение. Местные армяне занимались ювелирным делом и ковроделием.[68] Впоследствии колонии армян возникли в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге. О тесных контактах переселенцев со своей родиной говорят находки тканей, аналогичных анийским, в погребениях на территории колонии[69]

Известный итальянский путешественник Марко Поло, побывавший в XIII веке в Западной Армении, в XXI главе своей знаменитой «Книги о разнообразии мира», повествующей о его путешествии по Азии, написал:
« Выделываются тут, знайте, самые тонкие и красивые в свете ковры, а также ткутся отменные, богатые материи красного и другого цвета, много и других вещей изготовляется здесь[70] »

Согласно арабскому философу и историку XIV века Ибн Хальдуну лучшие восточные ковры произведенные армянскими ткачами входили в дань приносимую государству Абасссидов, после захвата последними Армении. По нему же список по которому Армения платила налог выглядел следующим образом:
« Тридцать миллионов дирхемов, ковры махфура- двадцать, (ткани) ракм - пятьсот восемьдесят ратл, соленая [рыба] сурмахи - десять тысяч ратл, [рыба] тиррих - десять тысяч ратл, мулы - двести, соколы - тридцать[71] »

Армянские ковры были знамениты во всем старом свете, ими широко торговали от Италии до Волги, по Средиземноморью большое распространение находили маленькие армянские ковры. Вывоз произведенных армянами ковров в страны Западной Европы в Средневековье достигал огромных размеров, в Европе они являлись необходимой принадлежностью убранства домов богатых классов[72]

Польский автор XVI века Леонардо Горецкий сообщает, что армянские купцы в числе прочих товаров завозят в Европу и ковры.[73]
[править] XVII—XIX века
Вишапагорг(Драконовый ковер),XVIII век

С течением времени армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии. Здесь армяне стали развивать ремесленное производство, в том числе и ковроткачество. Ковры в армянских общинах помимо мастерских производились при церквях и монастырях [74][75].

В 1604 году, в ходе войн между Персидской и Османскими империями, шах Персии, Аббас I Великий, чтобы удержать под своей властью Закавказье а также для развития ремесла и торговли переселяет армян вглубь Персии. В числе переселенных по приказу шаха армян были также переселены и армяне Джуги (Джульфы), которая была крупным торговым и ремесленным центром, через который проходило ответвление Великого Шелкового Пути. По свидетельству армянского историка Аракела Даврижеци, при встрече Шаха-Аббаса в Джульфе (Джуге) весь его путь был устлан коврами: Путь царя был украшен: от берега реки до дворца ходжи Хачика дорога была устлана коврами, драгоценной, прекрасной парчой[76]. В 1667 году между Россией и Армянской торговой компанией Нор-Джуги был заключён договор, согласно которому армянским купцам даровались привилегия свободной торговли на водных путях от Астрахани до Архангельска и право транзита через Россию в Западную Европу[77]. Чешский учёный XVII века Иржи Давид в своей работе «Современное состояние Великой России, или Московии» отмечал, что среди прочего товара завозимого армянами для торговли в Россию были ковры и шёлк[78]
Ковер из Исфахана конец XVI начало XVII века, в ковре применяются изображения встречающиеся в фресках церкви Св. Креста на острове Ахтамар, расположенного на озере Ван (Турция). Коллекция Артемиса Атджяна

Известный турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший в XVII веке в Святом Эчмиадзине во время миропомазания, описывая ковер, на котором разожгли костёр для варки снадобья, говорил: Этот ковёр как будто был соткан из шёлка, но в то же время походил и на бумажный, и на шерстяной; он напоминает большой ковёр для молитв, цвета серой белки, очень тяжелый. Мне кажется, он сделан из особого камня.[79]

Челеби был поражен тем, что ковёр не пострадал от огня разожжённого на нём костра, путешественник пытался узнать секрет ковра у монахов, на что те ему отвечали, что это тот самый ковер, на котором появился из утробы матери Иисус. Из страха перед израильтянами он спрятался в пещере. А потом собирал травы и оживил на нём мертвеца.[79] Очень важен тот факт, что коврам приписывались магические свойства.
Армянский ковёр из Вана, XIX век

В XVIII веке Восточная Армения становится важным экономическим центром, через её территорию проходят торговые пути соединяющие Европу и Азию. Возрастает роль городов Армении в которых образуются склады для товаров из Европы, Китая, Индии, Ирана и Турции, сама же Армения в числе прочих товаров экспортирует ткани из Карабаха и неповторимые в цветовом и орнаментальном исполнении ковры.[80]. Армянские торговые дома помимо представительств имели вне пределов Армении и собственные рынки, так испанский путешественник Дон Гонзалес, посетивший Лондон в 1730 году, свидетельствует, что армянский рынок — walk, находился между Smittin’s Street на востоке и Threadneedle Street на севере, соседствуя, с одной стороны, с голландскими ювелирами, а с другой — с португальским рынком. Эти рынки находились в Royal-Exchange, где армяне торговали драгоценными камнями и коврами[81]

Во второй половине XIX века ковроделие испытывает новый подъем, в Западной Армении (Турция) ковры ткутся в Карине, Баберде, Маназкерте, Муше, Сасуне, Ване, Ахтамаре, Норшене, Востане, Арцке, Беркри, Моксе, Шатахе,Акне и других городах и районах с армянским населением. В Восточной Армении и в городах Закавказья, где проживало много армян центрами ковроделия в те времена были Карс, Ереван, Олти, Сурмалу, Кахзван, Караклис , Иджеван, Казах, Хндзореск и Дизак (Гадрут)- 16-18-й вв., Джраберд (Мартакертский район)16-18-й вв., Карабах — 19 в., Александрополь, Ахалкалаки, Ахалцих, Тифлис, Борчалу, Нахичеван, Агулис, Гандзак, Партав, Шуша, Лори.
Армянский ковёр из Нахичевани, XIX век

В Иране армянское ковроделие испытывает недолгий кризис, это прежде всего связано с тем что Россия завоевывает у него земли с армянским население. Однако уже во второй половине столетия в Иране проводятся реформы которые, способствуют открытию по всей стране армянских торговых домов. Армянские торговцы пользовавшиеся благосклонностью шахов наладили торговлю с Индией, Россией и Европой активно экспортируя ткани и ковры[80]. В это же время возникают поселения армян в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге, главным занятием поселенцев было ювелирное дело и ковроткачество.
Армянский ковёр из Эрзурума, XIX век

XIX век положил начало изучению и собиранию восточных ковров, включая армянские. Армянские ковры, как отдельная ветвь художественного творчества, начали изучаться и привлекли к себе внимание исследователей и антикваров. Известные музеи хранят в своих коллекциях армянские ковры, в Лондонском музее Виктории и Альберта — ковёр XVII века, Метрополитен-музей в Нью-Йорке приобрёл ковёр XVI века, они также хранятся в Будапештском музее прикладного искусства, Лондонском музее текстиля и во множестве частных коллекций. Классические образцы ковров хранятся в Государственном историческом музее Армении, в Российском этнографическом музее.[82]

К концу XIX века активный европейский рынок сформировался из ковров, произведенных в Иране, на Кавказе и в Центральной Азии. Несколько дилеров открыли магазины ковров в Англии, полагаясь на закупочные и транспортировочные сети, установленные главным образом армянскими и тебризскими купцами.[83]
[править] XX век

Основной структурный принцип композиции большинства армянских ковров, сделанных в XIX — XX веках это разделение на медальоны, которые могут иметь разнообразную форму. Они могут быть ромбовидными, звездообразными, крестообразными, полностью закрытыми, или быть с силуэтом дракона. Узоры и символы ковров этого времени могли покрывать весь ковёр во множество рядов, могли быть расположены исключительно по центральной оси или разбросанно, так же могли быть узоры расположенные в одиночестве в центральной части ковра. В армянском ковре центральная часть, границы и медальоны содержат множество дополнительных стилизованных элементов: кресты, птицы и змеи в комбинациях с символами, означающими вечный круг жизни типа солнечных признаков т.е свастик, бесчисленные типы розеток, Древо Жизни, домашних животных, всадников и пеших людей[75].

В конце XIX — начале XX века в крупнейших ткацких центрах Оттоманской империи армяне имели множество мастерских по производству ковров. В начале нового века Чарльз Бэйкер имевший хорошие связи в Оттоманском суде, через него получил контроль над армянскими ткацкими производствами во множестве областей, включая Балыкисиру, Акшехиру, Конью, Нейоли — главные коммерческие текстильные центры в Османской Турции. После его смерти компанию возглавила Селиль Эдвардс, которая реорганизовала её в компанию «Восточная Ковровая Фабрика». Дела в компании сильно зависящей от армянских ткачей шли успешно, до тех пор пока не ужесточилась политика османских властей в отношении христианского нацменьшинства[84].

Армянские ковродельческие центры имелись и в соседнем с Турцией Иране. В основном они были сосредоточены в местах компактного проживания армян: городах Тегеран, Исфахан, Тебриз, Урмия, Арак, Шахиншахр, Ахваз и Лилихан, где имелись кварталы, основным населением которых были армяне. Известными армянскими ковроделами Ирана, чьи мастерские были достаточно известны в то время, были Эдвард Бенлян, С. Тайрякян и К. Таушаджян. Последние два мастера стали одними из основателей ковроткачества в США и создателями новой разновидности ковра под названием «Американский сарук»[85]. Большая короткацкая фабрика фирмы A & M Karagheusian была основана в 1904 г. в Нью-Джерси, США, бежавшими из Турции в 1896 г. братьями Аршаком и Мираном Карагусянами, семья которых занималась ковроделием в Турции, начиная с 1818 г.. Фабрика действовала на протяжении 60 лет и имела до 1.700 работников. Головной офис фирмы был расположен на Манхеттене.

Первая половина XX века ознаменовалась началом Первой мировой войны и геноцидом армян (1915 г.), которые основательно разорили экономику Западной Армении. Спасаясь от турецкого меча, сотни тысяч армянских беженцев нашли пристанище в России, Сирии, Ливане, Египте, Греции, Франции, Италии, Иране. В Западной Армении армяне были почти поголовно истреблены или изгнаны, а их имущество разграблено. С истреблением христианского населения Турции был нанесен огромный урон традиционным армянским ремесленным производствам, от чего они почти полностью перестали существовать на территориях подвергнувшихся этническим чисткам. С уничтожением в числе прочих армян ткачей армянской национальности, показатели турецкой текстильной торговли понизились как по качеству продукта, так и по производству[84]. Вместе с тем, в сиротских домах, которые были созданы в различных районах Турции, включая Стамбул, армянские дети ткали ковры.

Вследствие войны и огромного количества беженцев, а затем наступившего голода и нищеты в Восточной Армении, армянское ковроделие, также как и в западной Армении, приходит в упадок, выйти из которого в какой-то мере удалось лишь после советизации Армении, когда с начала 20-х годов начали создаваться ковродельческие артели.

В 20-е годы XX века 150 армян, спасшихся от геноцида, учиненного правительством Оттоманской империи, в предместье города Бари, Италия, на территории в 7 тыс. кв. м под руководством Гранта Назаряна основывают село Нор-Аракс. В деревне была открыта небольшая ковровая фабрика, на которой работали жители села. Армянские ковры, произведённые сельчанами, были очень популярны как в Италии, так и за её пределами, в числе тех, кто закупал ковры, были король Фарук, Папа римский Пий XI и королева Елена. Армянскими коврами, произведенными в деревне, были украшены полы и стены Национального Банка Италии. Деревня Нор-Аракс существует и сегодня, продолжая производить неповторимые армянские ковры, более того, после Второй мировой войны в области Калабрия образовалась вторая армянская ковродельческая деревня.[86]
Ереванская ковровая фабрика 1917 — 1918 года

Армянские ковры, сотканные в центрах армянской диаспоры, несмотря на то, что были сотканы вдалеке от исторической Родины, несли в себе многовековые традиции, которые развивались столетиями на армянской земле. Кроме того, в ковры диаспоры привносится отпечаток контакта с новой культурной средой, национальные мотивы государствообразующего народа, с коим бок о бок существует община, переплетаются с армянскими народными мотивами, что в свою очередь придает ковру определённую красоту и неповторимость[75].
Армянская ковродельческая деревня Нор Аракс в пригороде Бари, Италия, Фотография 1926 г.[87]

С установлением советской власти в регионе наступает стабильность и возникают предпосылки для развития ковроткачества. Однако с весны 1929 года в сельской местности начала проводиться политика «активной коллективизации», направленная на увеличение числа коллективных хозяйств. Проводимые мероприятия существенно увеличили рост коллективных хозяйств. Ремесленники, в том числе и ковроделы, были объединены в артели. В производство внедрялись станки и автоматы, что, в свою очередь, способствовало упадку производства ковров ручной работы и утрате индивидуальности в коврах, вышедших с автоматической линии.

К 1958 году ковровое производство ведется в 22 районах Армянской ССР, продукты производства ковроткаческих артелей того времени неоднократно экспонировались на многочисленных международных выставках и ярмарках, где удостаивались высоких оценок и наград. Так, на Всемирной Брюссельской выставке 1958 года армянские ковры были удостоены Большой золотой медали[88], а в июне 1973 года в Ереване открылась первая выставка образцов старинных армянских ковров насчитывающая четыре сотни ковров[89] В 1984 году в результате почти полувековой деятельности армянских ученных в Армянской ССР была официально зарегистрирована новая порода овец — Армянская полугрубошерстная овца, исключительно белую и упругую шерсть которой начали применять для выделки ковров[90]

В 2009 году в рамках программы поддержки ручного производства ковров, правительством республики Армения было принято решение об освобождении от уплаты налога на прибыль и НДС с продажи ковров ручной работы[91]
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:31 PM | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
О том, какими были армянские ковры, сотканные до 17-го века, можно судить по их изображениям, запечатленным в произведениях других видов изобразительного искусства: на барельефах Кафедральной Церкви Святого Креста на острове Ахтамар, на средневековых армянских миниатюрах. Небольшие фрагменты ковров, как и другого текстиля этого периода сохранились благодаря тому, что их использовали при переплете средневековых манускриптов. До наших дней сохранилось несколько тысяч таких фрагментов.[92][5]

На армянских миниатюрах и фресках зачастую изображены стоящие во весь рост или сидящие на коврах, подушках и расшитых покрывалах Богородица, Христос, евангелисты и святые. Ризницы, заставки на полях, сложная вязь хачкаров, розетки, имеющиеся в средневковых армянских рукописях, вторят узорам карпетов и ковров. Изображения армянских ковров имеются также на церковных порталах 13-14 вв.[93].

Многочисленны упоминания о ворсовых коврах и карпетах в армянском устном народном творчестве: в сказках, преданиях, песнях, частушках и героическом эпосе «Давид Сасунский». Так, в сказке «Анаит» героиня говорит, что согласится выйти замуж за принца лишь в том случае, если он научится какому-либо ремеслу, а лучше научится ткать ковры[75]. В этой сказке явно прослеживаются детали, свидетельствующие о глубинных истоках ковроткачества, берущего начало ещё со времен язычества[94][95]. Согласно одному армянскому народному преданию, записанному в Нагорном Карабахе, ковроткачеству людей научил чёрт, чтобы, увлекая человека красотой изделий, извести его тяжелой работой[96].

Армянские ковры присутствуют в работах Флорентийских и Венецианских художников четырнадцатых и пятнадцатых столетий [95], часто встречаются они на полотнах Джотто, Караваджо, Рубенса, Рембрандта и других художников, которые писали интерьеры с ними[82]. Согласно мнению Алоиса Ригэля (Alois Riegel), специфический цвет армянских ковров, которые были сначала завезены в Италию, а впоследствии и в Голландию, влиял на цвет всей европейской живописи.[95]

Известный фантаст Рей Бредбери в рассказе «Земляничное окошко» упоминает армянский ковёр среди домашних вещей, которые перечисляют герои рассказа, тоскующие по дому[97].

Армянские художники часто изображают армянские ковры на своих полотнах. Особую атмосферу создает присутствие ковра на полотне С. М. Агаджаняна. Колоритны натюрморты с коврами Л. А. Бажбеук-Меликян.

*
biggrin

Изначально распространенным видом настила в Армении были рогожа и циновка, которые плели из молодого тростника, гибких трав. По технике выделки они ничем не отличались от паласов, вытканных шерстяными и льняными нитками. Переход от одноцветного полотна рогожного переплетения к полосатому паласу, когда весь одноцветный фон покрывался чередующимися в определённом ритме полосами того или иного цвета (где краска натуральна) широкой или узкой вязки, был продиктован желанием оживить простейшими образцами геометрического орнамента эти ритмические полосы, как это наблюдалось в других видах прикладного искусства.

Первоначально сплошное полотно натурального цвета стали периодически покрывать вертикальными черточками, зигзагообразными линиями. Именно вертикальная линия рисунка создает дотоле неизвестную в ковроделии новую технику ткачества. Так были заложены основы вязки карпета. Пересечение прерывающей горизонтальную нить основы и зубчатую нить утка черточки сделало возможным появление на гладкой поверхности различных законченных геометрических фигур: треугольника, четырёхугольника, креста, окружности, ромба, звездчатых многоугольников.

С широким применением пряжи различных цветовых оттенков появляются вписанные друг в друга фигуры, «объемы», уже известные в прикладном искусстве мотивы узоров, но в новой интерпретации или в новом прочтении. Таким образом, карпет постепенно становится сложным по композиции и исполнению произведением, отличающимся тематическим разнообразием, определённой системой идей и узоров. Существенное различие между паласом, джеджимом и карпетом объясняется техникой их вязки. Горизонтальная линия рисунка ритмически изменяет направление вверх и вниз и вводит в вязку вертикальный узор. Нити утка не сцеплены между собой, и поэтому на границах рисунка образуются просветы-элемент, который при вязке ковра отсутствует. Новая фактура зависела от техники вязания, новаторства мастеров, обусловленной необходимостью разнообразить продукцию. Новизны добивались как изменением цветовых сочетаний, так и изменением самой технологии вязания. Многообразие армянских карпетов и их совершенствование в течение времени позволяют увидеть тот переходный момент, когда в технику вязания паласа-карпета вносится одно очень существенное изменение, положившее начало зарождению новой техники-ковроткачеству. Хоть вязка карпета и позволяет создавать разнообразные сложные узоры, композиции, но вследствие этого вся поверхность испещряется вертикальными короткими или длинными просветами. Это в значительной степени снижает прочность вязки, монолитность ткани, что отличает паласы и джеджимы. Кроме того, техника вязки карпета не позволяют получать полоски, круги, зигзагообразные и вертикальные линии и полосы. Стремясь избежать этих характерных недостатков, вязальщики карпетов, в одном случае, изобрели технику тканья ковров, в другом случае- вышивки. В их основе лежит техника полотняного переплетения. При создании ковра на вертикальную каркасную нить завязываются ворсовые узлы пряжи, где на лицевую сторону выводятся два его конца, а при вышивке на канве делаются узоры. Таким образом, существенное отличие между паласом, карпетом, вышивкой и ковром заключается в том, что узоры на ковре делаются исключительно с помощью узлов. Вследствие этого они получили название узелковых ковров или узелковых карпетов.

Ковроделием в Армении преимущественно занимались женщины, не было ни одной деревни или города, где бы в огромном количестве не ткали бы джеджимы, паласы, кошму, покрывала, скатерти, занавеси, мешки (кули), попоны для лошадей(ткали до 30-40-х годов ХХ в. в сельских местностях, многие образцы которых в настоящее время хранятся в Государственном историческом музее Армении), и, наконец, карпеты и ковры. Это ремесло прочно вошло в быт народа, так как оно стало насущной потребностью каждой семьи. Карпеты и ковры в обязательном порядке входили в приданое армянских девушек: они с юных лет начинали ткать ковры и карпеты для своего приданого.

Для изготовления ковров использовались вертикальный и горизонтальный ковровые станки различных размеров. Величина готового ковра, который намеревались изготовить, определяла величину станка. Для изготовления небольших ковровых изделий использовались небольшие переносные станки. А для создания больших ковров использовались стационарные станки значительных размеров. Для изготовления больших ковров требовалось приложение больших физических усилий, особенно при прибивании утка. Узоры создавались по памяти, руководствуясь опытом, передаваемым от матери к дочери во время совместной работы[96]. Характерной особенностью армянского ковроднлия является применение специфического вида вязки, особых узлов и высоты ворса. Особое внимание обращали на ровность и прочность боковых краёв, длина ковров доходила до шести метров.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:32 PM | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Подготовка шерсти для ковроделия была довольно сложной. Шерсть до десяти раз промывали в проточной воде, чесали на сандерках, пряли на веретёнах или прялках, сматывали, окрашивали, закрепляли краску квасцами, солью и известью, для придания ей блеска ещё и отмачивали в молочной сыворотке. Красили шерсть разными красками природного происхождения. Легендарное место в ряду армянских красителей занимает «вордан кармир» — красная краска, получаемая из корневого червя — кошенили, распространённого в Араратской долине. Она вывозилась в разные страны мира, до сих пор она известна в лексиконе художников как кармин. Из хризоколлы — минерала, являющегося водным силикатом меди, получали голубоватую или синеватую минеральную краску. Синяя армянская краска — арменит/армянский камень (арабск. название «ладжвард») или иначе азурит (водный карбонат меди) описывается Плинием Старшим как «armenium»[98]. Геродот упоминает марену — красную «rubia». Растительные краски получали из шафрана, бессмертника, чернильного орешка, зелёной ореховой скорлупы. При крашении все они давали неограниченное число оттенков всех основных цветов и были чрезвычайно стойкими.

Ашхундж Погосян, автор диссертации на тему «Культура ковроткачества армян (историко-этнографическое исследование)» (2003 г.), который долгие годы занимается исследованием ковроделия и производства ковров, отмечает общие особенности, характерные для армянских ковров:

Искусство ковроткачества каждого народа имеет свои особенности. Как и повсюду, у нас также есть особенности двух видов — в технологическом процессе ткачества и в орнаментизации ковров. В технологическом смысле преимущество наших ковров заключается в том, что наши мастера с тех времен, как известны армянские ковры, использовали двойной узел.

При изготовлении армянских ковров используется полуторный и двойной узел. Однако в Армении более распространен двойной узел, этот элемент ковроткачества в некоторых районах Ирана его называют «Армани баф», что означает армянский узел, генеалогия которого насчитывает 2500 лет"[99]. При завязывании такого узла, пряжа обвивает с разных сторон две соседние нити основы, и оба конца пряжи выходят на поверхность ковра рядом. Плетение ковров с использованием двойных узлов более прочное и долговечное.

«Следующая, по-сути, самая основная и важная особенность армянских ковров — это их орнаменты»,- продолжает Ашхундж Погосян. «Ни один из орнаментов армянских ковров не является самоцелью: каждый орнамент имеет свой смысл и свое предназначение. Сам ковёр не является обычным предметом быта. Не думаю, что 2.000-1.000 лет назад все использовали ковры.

Система орнаментизации ковра должна была соответствовать смыслу ковра.

Персидские ковры очень красивы, с прекрасными растительными орнаментами и тонкой вязкой. Однако их не сравнить с армянскими коврами, потому что армянские ковры заключают в себе несравненно огромное количество ритуальных, образных и идейных символов[99]».

Несмотря на то, что ковры скрупулёзно изучаются человеком, все же на сегодняшний день значение большинства узоров не известно. Согласно этнографам весь процесс ткачества — ритуал, имеющий свое символическое значение[75]

Американский коллекционер, исследователь и эксперт по восточным коврвам Джим Аллен (Jim Allen) высоко оценил значение армянского ковроделия и отметил важную роль, которую сыграли армяне в развитии культуры ковра, и, в особенности, на изготовление ковров в течение веков на Кавказе[100]

В композициях некоторых ковров важное место занимает орёл, а также крест, являющийся важнейшим элементом орнаментов армянского Средневековья.

На сегодняшний день центрами по производству армянского ковра являются Ереван, Степанаван, Иджеван, Севан, Гюмри, Ехегнадзор, Гавар, Горис, Мартуни а также в районы Нагорного-Карабаха и Зангезура.

Большинство армянских ковров обычно рассматриваются по государственно-территориальному признаку, как восточные ковры, однако иконография и орнаментика армянских ковров имеет свои особенности, которые были отмечены различными исследователями истории изобразительного искусства. Так, ещё в 1908 году шведский учёный Ф. Р. Мартин в книге «История восточных ковров до 1800 г.», исследовав историю ковроделия, включая армянское ковроделие, пришёл к выводу, что Малая Азия, то есть историческая Армения, восточную часть которого занимает Армянское Нагорье, является родиной «драконовых» ковров[95][101]. В названной книге Ф. Р. Мартин впервые опубликовал фотографию редкой красоты ковра с драконовым орнаментом, получившего название «Гоар». Ф. Р. Мартин обратил внимание на то, что орнаментика и стиль исполнения этого ковра с тканной надписью на армянском языке и датой совпадают с многими другими коврами с драконовым орнаментом. На основании этого Ф. Р. Мартин и определил армянское происхождение «драконовых» ковров[101]. Армению, как регион происхождения «драконовых ковров», также считают Арменаг Саркисян[102] и историк исламского искусства Ричард Эттингхаузен[103].

К выводу относительно армянского происхождения многих восточных ковров пришла преподаватель истории искусств из Университета Сан-Франциско Лорен Арнольд [6], которая в нескольких университетах прочла лекцию о восточных коврах в изобразительном искусстве Возрождения. Так, согласно её мнению, анатолийский ковёр с изображением борьбы дракона с птицей феникс (XV век), хранящийся в Берлинском музее исламского искусства, был соткан армянами из Нахичевана. К такому заключению она пришла, сравнив узор с изображением дракона на этом ковре с мотивами драконов на фасаде флорентийской церкви Сан-Миниато-аль-Монте (San Miniato al Monte), которая была посвящена первому флорентийскому великомученику Святому Минасу (Минас, Миниато) (итал. Miniato, арм. Մինաս), который по происхождению, согласно легенде, был армянским князем и жил в III веке.[104]. Также армянским, согласно Лорен Арнольд, является другой ковёр того же периода, получивший название «Марби». Эти формы ковров по происхождению не имеют аналогов во всём искусстве ковроделия.

Среди немногих сохранившихся до наших дней древнейших армянских ковров так называемые «драконовые ковры» — «вишапагорги». Несколько таких ковров XVIII века можно увидеть в музеях Берлина, Лондона, Вены, Будапешта, Стамбула и Каира. Несколько великолепных образцов раннего периода можно увидеть в Музее истории Армении в Ереване и в Музее этнографии Армении в Сардарапате. Для этой группы ковров характерно несколько определённых мотивов, важнейшим из которых является изображение стилизованного дракона, охраняющего Древо Жизни[105].

В основе многих орнаментов армянских ковров лежат наскальные рисунки. Об этом свидетельствуют результаты сравнительного анализа наскальных изображений и рисунков с геометрическими узорами армянских ковров. В так называемом «змеином ковре» — «оцагорге» (форме ковра, которая часто встречаются среди карабахских ковров), в центре расположена свастика. Из неё вырастают побеги, заканчивающиеся звездами. Восемь извивающихся змей расположены вокруг квадрата, охватывающего свастику, при этом вся композиция символизирует мироздание, а восемь змей оберегают его.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:33 PM | Сообщение # 31
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
В зависимости от принципов, лежащих в основе объединения ковров в группы по отличительным характеристикам, существуют различные классификации ковров: по технике исполнения, по основной декоративной структуре и орнаментам, использованию и размеру, по географическому и климатическому фактору, по красителям и другим особенностям.
[править] Классификация армянских ковров по технике исполнения

По технике исполнения все армянские ковры можно разделить на две основные группы: ворсовые и безворсовые. Также армянские ремесленники изготавливали войлочные ковры, но они всегда ценились менее тканных.
[править] Классификация безворсовых ковров — карпетов по технике исполнения
Армянский ковёр из Хндзореска, Сюник, 19 в.

Исходя из технических, орнаментальных, цветовых и многих других особенностей, а также с учетом распространения местных названий и сферы бытавания армянские карпеты классифицируются по семи группам: мезар, джеджим, двусторонний карпет, шулал-карпет, карпет в прямую обкрутку, карпет в косую обкрутку и карпет с частичным ворсом[106].
[править] Простые по технике тканья

* Джеджимы

Самым примитивным и древним способом ткались джеджимы, которые в Васпуракане назывались «тчимтчим». Основа натягивалась на колья параллельно земле на веранде дома или под открытым небом. Основа у джеджима разноцветная, натягивается полосами. Цветные полосы имеют разделительные узенькие полосы в несколько черных и белых ниток. Ширина джеджима 40-5- см. Пришивая вытканные полосы друг к другу, получают желаемой ширины покрывало или коврик; под джеджим подкладывают войлок и край джеджима вместе с войлоком подшивается вместе с вытканной лентой в 10 см пёстрым зубчатым узором. Изготавливаются джеджимы из тонкой шерстяной пряжи и из шёлковых нитей. Тёмно-синий и тёмно-коричневый, туго скрученный уток проходит между разноцветными нитями основы, плотно прибивается и в ткани не виден. Джеджимы бывают гладко-полосатые и узорно-полосатые. Узоры рельефно поднимаются над фоном, или же вместе с фотоном составляют ровную поверхность. Среди узоров джеджима много геометрических, зубчатых, ромбовидных, в виде гребешков, звезд, крестов. В джеджиме растительные, птичьи и животные узоры стилизованы и геометризованы. В Матенадаране — Институте древних рукописей им. Маштоца, под переплетами средневековых рукописей обычно расположены прокладки из тканей типа джеджима светлых, нежных тонов.[106]

* Мезар

Из всех карпетных тканей самая простая — мезар. Цветные нити основы мезара, переплетаясь с иного цвета нитями утка, образуют узоры так, что в ткани становятся видны как нити основы, так и нити утка. Для мезара обычно берутся нити натуральной расцветки шерсти — белая, серая, золотисто-коричневая. На нарядных мезарах, предназначенных в приданое девушке, оживляют узоры красными, синими и зелёными нитями. Узоры составляются из квадратов, прямоугольников, полосок и линий, так что получается оригинальнгая игра цветов и узорных форм. Мезары заканчиваются с двух сторон длинной бахромой и плетенными косичками с узелками на онце. Мезары одинаково чисто оформляются и с лицевой стороны и с изнанки.[106]

* Двусторонний карпет

Третий и основной вид карпетов — двусторонний карпет, у которого одноцветные нити основы закрываются нитями утка. Фон у таких карпетов обычно тёмно-красный или же тёмно-синий, на котором располагаются большие медальоны. Эти медальоны в горных районах имеют названия, совпадающие с названиями орнаментов, которые наносятся деревянными формочками на праздничный хлеб: «кркени», «гата», «бахарч». Медальоны на двусторонних карпетах обычно ромбовидные с крючками на краях, реже — шестиугоьные в виде ячеек пчелиных сот, внутри шестиугольника узор составлен из треугольников или ромбов, также имеющих крючки по краям. На противоположных углах ромбов обычно располагаются пары крючков, которые называются «бараньими рогами». Между рогами и внутри ромба обычно расположен крест. В таких карпетах узоры крупные. Поверхность двустороннего карпета покрыта разнообразной композицией, имеющей некоторое сходство с композицией армянских «хачкаров» (каменных крестов или как ещё их называют «крест-камней»). Двусторонний карпет в смысле техники тканья очень легок и доступен и является самым распространенным видом карпетов. Работа над ним облегчается тем, что вначале можно соткать основной узор — медальоны, а затем уже ткать фон. По бокам крупных медальонов расставляются мелкие узоры: восьмиконечные звезды, крестовые узоры, треугольники, абстрагированные фигурки зверей, птиц и людей.

В двусторонних карпетах цветные нити, оформляющие каждый узор, проходят между нитями основы справа налево и возвращаются обратно слева направо, пока не заполнится весь узор. Между узором и фоном, а также между смежными узорами остаются линейные просветы — зазоры. Как считает известный эксперт по армянским коврам Серик Давтян, «в урартских настенных росписях, обнаруженных в различных районах Армянского Нагорья, встречаются мотивы и узоры, сходные с карпетными и ковровыми. Похожа и расцветка: красные и синие цвета, немного охристых, немного белого и тонкая окантовка чёрным. Эта цветовая гамма стойко сохраняется, лишь изредка добавляется какой-либо цвет»

Самые богатые и разнообразные узоры и орнаменты, среди которых много архаичных, сохранились на двусторонних карпетах. В быту эти карпеты имеют различное назначение, с чем связаны их названия. Из карпетной ткани изготовляются дорожные перемётные сумы (хурджины), постельники (мафраши), узорные мешки для соли и зерна, занавесы. Карпеты стелились на пол, ими покрывали тахту и украшали стены. «При всех случаях карпеты, являясь повсеместно бытующим и традиционно декоративным изделием в жизни народа, придавали сугубо национальный характер интерьеру его жилья»[106]
[править] Сложные по технике тканья

Остальные группы карпетов отличаются более сложной техникой тканья.

* Шулал

Шулал стелится только лицевой стороной, так как на изнаночную выходят концы рабочих нитей. В Закавказье этот тип карпета называется сумах изили от названия современного города Шемаха. В карпете типа шулал и основа, и уточная нить такие же, как и в двустороннес карпете, но для тканья узора берутся нити мягкие, как для ворса ковра. Ткань шулала напоминает вышивку вперёд иголкой, набором. Как пишет С. Давтян, однако «никакой вышивки поверх карпета не производится, не говоря уж о том, что для покрытия большой поверхности карпета вышивкой потребовался бы огромный и долгий труд. В действительности жа в карпете шулал фон и узоры ткут одновременно. Узоры ткут с помощью палочек, на которые по счёту набирают нити основы. Затем они перекрываются цветной нтиью и в следующем ряду на палочку набирают новое количество нитей, согласно с требованием узора. Для такнья шулала требуется точный счёт нитей и напряжённое внимание при работе. Узоры шулала более мелкие, ромбы его с внешней стороны имеют добавления в виде рогов или клювов. Благодаря мягким нитям, узоры рельефно выделяются над основным фоном карпета. Иногда узоры занимают такое большое местно, что фон как бы является тоже узором более тёмного цвета, объединяющим цветные рельефные медальоны в единую крепко спаянную композицию. В середине ромбов вписываются треугольники, древо жизни, кресты, жуки».[106]

Ввиду плотности ткани карпетов типа шулал из неё изготовляют хурджины, постельники, узорные мешки для соли и зерна, ложкарницы и др.

* Карпеты в обкрутку

При сходстве техники тканья карпеты в обкрутку отличаются друг от друга рядом характерных рпизнаков. В них рабочая нить обвивается вокруг одной или двух нитей основы по всемй ряду. Узорная нить как бы обнимает нить основы своей петлёй: и разноцветная нить узора, и тёмная нить фона одинаково обвивается вокруг нитей основы, так что плотная поверхность карпета повсюду имеет одинаковую высоту. В карпете шулал узорная нить движется вперед прямо и стежками, нити выглядят как бы наложенными на поверхность шулала, при обкрутке же нить движется медленно, обвиваясь при этом вокруг каждой или парной нити основы. При таком способе тканья каждый стежок ложится прямо или косо.[106]

При прямой обкрутке стежки ложатся прямо и в двух рядах ложась друг над другом, образуют крохотные квадратики. При косой обкрутке стежки накладываются косо, при движении справа налево имеют одно направление, при движении слева направо — противоположное. При желании сохранить единое направление стежков по всей поверхности карпета ткут всегда в одном направлении. При прямой обкрутке на изнанке стежки ложатся косо, а при косой прямо.

Ткань карпетов в обкрутку очень плотная, работа над ней трудоёмкая, так как после каждого ряда обкрутки проходит дополнительная нитка утка, прибиваемая колотушкой, но в ткани дополнительная нить утка не видна, как при ворсовом ковре. На изготовление карпетов в обкрутку идет столько же шерстяного волокна, сколько на ворсовый ковёр того же размера.

Способом тканья в обкрутку изготовляли ковры-постельники, хурджины, конские попоны и покрывала. С первой четверти ХХ века этот способ стал забываться. Сохранившиеся образцы карпетов в обкрутку глубокого, насыщенного красного или малинового цвета в сочетании с тёмно-синим, тёмно-зелёным, золотистым и бежево-орехово-коричневым.

Особую группу карпетов в косую обкрутку составляют «одзакарпеты» — «змеиные карпеты» (в армянском ковроделии известны средневековые «вишапагорги» — «драконовые ковры с ворсом»).

* Карпеты с частичным ворсом

В армянском ковроделии известны карпеты с частичным ворсом, когда на ровной поверхности двустороннего карпета в некоторых частях выткан ворсовый узор, при этом нити ворса или разрезаются, как при тканье ворсового ковра, или весят петлями, как при тканье махровых тканей. Узоры на гладком фоне выступают как редьефный разноцветный ковровый узор.

На основании анализа техники тканья армянских карпетов С. Давтян предположила, что джеджимы и мезары являются переходом от тканей к карпетам, а карпеты с частичным ворсом — переходом от безворсового карпета к ворсовому ковру.
[править] Классификация армянских ковров по предназначению
Ковер XVIII века с церковными крестами, музей Филадельфии
Фрагмент ковра с крестами

По предназначению армянские ковровые изделия делятся на ковры, которые вешались на стены, стелились на пол, использовались, как завесы в храмах, в дверных проемах, а также как сумки и седла, элементы национального костюма и в других целях.

Издревле считалось, что, висевший на стене в доме ковёр с сакральными знаками, защищал семью, даровал успех и благоденствие. Разумеется, что такие ковры не стелились на пол или на стол. Напольные ковры и ковры-скатерти, хотя и могли иметь некоторые защитные и удачливые знаки, но не имели символов Бога, предков, света и т. п., поскольку по таким символам ходить или есть с них было бы святотатством. Важно отметить, что ковры вешались не на всякую стену, а на «главную», на которую в древности вешалось также оружие, а позже — портреты и фотографии предков.

Ковры широко использовались в качестве убранства армянских церквей, а также их применяли во время богослужений для оформления алтарей. Леонард Хелфготт (Leonard Helfgott) приводит свидетельство Роберта Мэрдока Смита (Robert Murdoch Smith), который в 1873-1883 годах по поручению Лондонского Музея Виктории и Альберта собирал в Иране произведения искусства для пополнения коллекции музея. Р. М. Смит писал, что как-то при осмотре армянского Собора Св. Всеспасителя в Новой Джульфе (в окрестностях современного Исфахана) под современными коврами он увидел старинные ковры, возраст которых, по свидетельству монахов, был равен возрасту церкви, построенной в 1603-1605 годах. Понимая высокую ценность этих ковров, Роберт Смит несколько раз пытался начать разговор об их приобретении, но ему это так и не удалось. Не желая оскорблять религиозных чувств служителей церкви, Роберт Смит прекратил эти попытки, так как эти ковры воспринимались как священные предметы (sacred objects)[107].
[править] Классификация на основе наличия или отсутствия надписей
Карабахский ковёр с надписью-завещанием на армянском языке, 1896 г.
Франгмент карабахского ковра с надписью-завещанием на армянском языке, 1896 г.

Существует довольно многочисленная группа армянских ковров, с тканными надписями на армянском языке, что отличало армянские ковры от ковров, сотканных ковроделами-мусульманами. Предположительно данный тип ковра появился в семнадцатом веке, а самый ранний из сохранившихся ковров с надписью — ковер, условно названный «Гоар». Датирование ковров и размещение надписей является аномальным согласно исламским традициям, однако для армянина идентифицироваться в огромном мире было делом первостепенным[108]. Надписи ткали непосредственно в центральную часть или по краям ковра. Среди надписей на коврах встречаются: указание даты (часто указанному армянскими буквами согласно армянскому летоисчислению), имена соткавшего ковер, дарителя или того кому был подарен ковер. Также с помощью надписей увековечивалась память о каком либо человеке или важное семейное событие, нередкими были ковры надпись которых повторяла молитву[75]. Наличие армянских надписей на коврах значительно облегчает их идентификацию. Долгое время даже считалось, что не существует армянских ковров без таких надписей.

Армянские надписи расположены на типичных анатолийских кожанных heybe, на коврах и килимах, которые несмотря на существование на них армянских надписей идентифицированы, как Ширван, Куба, Сивас, Эреке, Бахтиари, курдские, Шакар Махал, Лилихан и даже фрагмент ковра XVI века, названный Ладик. Однако, по мнению Тома Купера, производством большинства ковров этих типов занимались армяне[109].

Являясь христианами, армяне иногда включали и до сих пор включают в узор ковра какой-либо религиозный символ, например армянскую букву арм. Տ (Т), означающую арм. ՏԵՐ — Тер, то есть Господь, изображения различного размера крестов, а также короткие фразы из Евангелия. На некоторых армянских коврах с надписями, которые ткались в подарок, помещались своеобразные «дарственные надписи», свидетельствующие, что такой ковёр — подарок был преподнесен другу, или ковёр был соткан по случаю свадьбы, рождения или в память об умершем.

По мнению профессора арменоведения из Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO — Institut national des langues et civilisations orientales), Париж, Франция, Тиграна Куймджяна[110], включение тканных надписей в поле или обрамление ковров объясняется армянской традицией, которая существует почти во всех видах армянского прикладного искусства. Различного содержания надписи (посвящения или колофоны) можно увидеть на миниатюрах в раннесредневековых армянских манускриптах, на окладах рукописей, на изделиях из дерева или металла, на керамических или текстильных изделиях. Этой традиции особенно строго придерживались армяне, в отличие от других народов Востока[111].

Вместе с тем, существует довольно много армянских ковров без надписей, так как часто ковры ткались на продажу.
[править] Классификация на основе орнаментики и орнаментальной композиции
[править] Узоры и символы армянских ковров
Армянский ковёр с женской фигуркой в левой средней части поля ковра

Орнаментика и стилистика армянских ковров теснейшим образом переплетена с армянской дохристианской верой и, наверное, восходит своими корнями ещё к древнейшим верованиям, когда люди впервые начали изображать символы Бога, защиты, удачи, славы, жертвы, предков и т. п. на своих одеяниях из шкур диких животных. С изобретением ткачества, это все плавно перешло на ткани. Сакральные (божественные, солярные, астральные и другие) символы и орнаменты изображались в равной степени как на одежде, так и на коврах, но все же ковры отличались особой святостью. В основе большинства мотивов армянского орнамента лежат конкретные материальные первопричины — природные и социальные силы. На ранних этапах развития армянского прикладного искусства они имели определённый смысл и практическую значимость, но с течением времени в процессе постепенной переработки орнаменты отошли от своей материальной основы — первоначального вида, становясь основой новых разнообразных орнаментальных украшений. Зарождение и формирование основных мотивов армянского орнаментального искусства своими корнями уходит в языческий период. На начальной стадии в нём преобладали геометрические, растительные, животные и другие узоры и символы (небесные тела, архитектурные строения и др.), столь характерные для орнаментальной культуры и других народов, особенно для коренного населения Древнего Востока[7].

Наиболее распространенными символами, изображенными на армянских коврах являются символы Бога, который в древнеармянской вере часто отождествлялся со светом, а потом и с солнцем и звездами. Эти символы — крест и крестообразные знаки (включая свастику и многоконечные звезды). Другим распространенным символом является вишап — дракон. Вишап далеко не всегда считается символом зла и злых сил. В армянской дохристианской вере вообще не было понятия абсолютного зла. Вишап воплощал лишь стихию, которая могла быть злой, но могла и оказаться доброй. Есть отдельный подвид армянских ковров — вишапагорг, то есть «драконовые ковры», ковры с изображением драконов. Разумеется, дракон изображался символически — в виде своеобразных многоножек. Основной культовой целью вишапагорга была, вероятнее всего, защита дома и отпугивание злонамеренных сил. Сравнение армянских ковров восемнадцатых и девятнадцатых столетий, армянского книгопечатания, резьбы по камню и другого декоративного-прикладного искусства с «драконовыми коврами» пятнадцатого и шестнадцатого столетия, позволило ученым установить их место изготовления как Армения[95].

Армянский советский этнограф В. С. Темурджян в книге «Ковроделие в Армении», остающейся до сегодняшнего дня одним из лучших исследований армянского ковроделия, пишет:
« Мотивы, отражающие начальные представления: орлов, как символ солнца, дракона, связанного с культом воды, хотя и в качестве орнаментов,до сих пор продолжают существовать, в армянских коврах, в стиле, характерном армянскому национальному искусству[112]. »
Фрагмент того же ковра с небольшим крестом на голове женской фигурки

С принятием в 301 г. христианства в Армении декоративно-прикладное искусство сразу обратилось к применению древних узоров-символов и орнаментов. Культовые сооружения, священные сосуды, ковры, занавеси, одеяния священнослужителей, посохи и другие предметы, а также рукописи, в частности Евангелие, Библия, Служебник, Требник и другие, украшались старинными орнаментальными узорами, их переработанными новыми формами и миниатюрами. По мнению коносьера Джима Аллена, «пришло время расширить определение армянских ковров, чтобы включить те изделия, которые имеют символические, технические или географические связи с Арменией или армянами-беженцами и иммигрантами. Я вижу символическую связь между некоторыми кавказскими коврами, содержащими небольшие христианские кресты, мастерски введенными в их дизайн, и их армянским происхождением. Я уверен, что в некоторых областях производства ковров, к примеру в Карабахе, армянские ковроделы часто идентифицировали свою принадлежность к христианской вере и свое армянское происхождение с крошечными христианскими крестами. Также, часто в дизайн включались звезды, животные и человеческие фигурки». [113] Одной из отличительных особенностей армянских ковров является изображение на них фигур людей различного размера (в полный рост, в фас, профиль). Если на ковре из Южного Кавказа изображены фигурки людей, то более вероятно, что этот ковёр был соткан армянским ткачем, чем консервативным мусульманским сельским жителем[114].
Фрагмент армянского ковра из Лори-Памбака с небольшими крестами

Джим Аллен предполагает, что следует выделить новый тип армянских ковров, в которых минималистические кресты включены в дизайн ковра. «Минималистический христианский крест — это такой крест, который дополнительным узлом удлинен в сторону к нижней части изделия (началу), метафористически в сторону земли, подобно настоящему кресту. Многие из таких ковров являлись продукцией армянских ковроделов, и их необходимо идентифицировать, внести в каталоги и сохранять»[115]

«В этом контексте существует большое количество кавказских ковров с небольшими крестами из шести узлов, которые иллюстрируют данное предположение. Эти кресты такие маленькие, что только намерения самого ковродела придают им значимость. Нельзя сказать, что все карабахские ковры с крестами из шести узлов являются армянскими, но можно предположить, что большинство из них такими являются» [116]. «Недавно Мюррей Эйлэнд опубликовал демографические данные по Кавказским горам конца 19-ого века в книге „Пути: Надписанные армянские ковры“. Данные Мюррея показывают, что армян в Карабахе в конце 19-ого века было намного больше, чем любой другой группы». [117] Другой формой изображения креста, как символа христианской веры, которую исповедовал ковродел, является включение изображения креста в орнамент звезды, круга и других элементов.

Существует одно, пожалуй самое фундаментальное отличие армянских (и некоторых других исконно кавказских ковров) от арабо-тюркских: на армянских коврах практически не было конкретных изображений чего-либо, а были лишь символы. Все — Бог, свет, солнце, звезды, драконы, люди, растения — изображалось в символической форме. Символика подтверждает архаичность, древность армянского коврового искусства. А на исконно исламских (арабских, тюркских) коврах изображения деревьев, листьев, цветов, хлопка, фруктов — все это не отличалось особой символичностью и изображалось в более бытовом виде.

Распространенными узорами на карпетах являются изображения растений и животных, которых ткачи видели в окружающей их родной природе. Особенно любимыми узорами являются изображения плодов гранатов, яблок, различных листьев и цветов. На карпетах часто можно увидеть изображения оленей, косуль, коней, орлов, павлинов, голубей, скорпионов, жуков. Часто изображали часть животного — его рог, когти, клюв, ноги и т. д. Изображение человека обычно абстрагировано. Подробные изображения космических тел часто подменяются их символическим изображением: круг с вписанным крестом, линии вечного движения, свастики и т. д. В основе большинства узоров армянских карпетов лежит крест или свастика. Древо жизни избражается различно, соответственно технике тканья. Из отдельных элементов узоров создаются сложные композиции, созвучные и повторяющие композиции хачкаров — «крест-камней». В основе композиций всех карпетов лежит принцип симметрии.

Вопрос национальной орнаментики и традиционных узоров тесно связан с вопросом цветового решения. У армянских карпетов мягкая, глубокая гамма расцветок. Красный и синий цвета являются основным полем, на котором мягко играют более светлые цвета узора. Коричневый (от бежевого до тёмного) преобладает, любимыми цветами являются также зелёный и жёлтый, в меньшей мере встречается чёрный и белый.
[править] Узоры и символы на армянских коврах и произведениях других видов армянского прикладного искусства

*

Богоматерь с младенцем. Миниатюра в «Евангелии переводчиков», 966 г. (кресты разной формы и орнамент «крест в окружности» в нижней части миниатюры).
*

Фарфоровые подвески масляных ламп с изображениями ангелов, XVIII век, из церквей города Кутахья
*

Мозаика в армянской церкви Иерусалима, VII век.
*

Орнаменты на полях армянской рукописи, 1204 г.
*

Жёны-мироносицы. Миниатюра в Евангелии XIII века

Для определения принадлежности каждого конкретного ковра к определённой национальной культуре различные исследователи рассматривают ряд признаков, которые характерны для традиций каждого отдельного этноса. Так, по мнению Давида Цицишвили, анализ однотипных образцов, при условии, что они будут расположены в хронологическом порядке, может привести к определённым выводам. Следовательно орнаментальная композиция любого ковра, независимо от того, будет ли он рассмотрен в его целостности или с точки зрения его различных компонентов, должна быть исследована с точки зрения его происхождения. Более того, как считает Д. Цицишвили, желательно найти для каждого типа орнамента аналог в других видах искусства. В случае безворсового или ворсового ковра можно использовать в целях сравненияминиатюры в древних рукописях, декоративную отделку резных памятных стел, серебряные ювелирные украшения, вышивку или текстиль, эволюция которых может быть отслежена в течение длительного времени с X по XVI век. В заключение, следует рассчитать частоту, с которой каждый тип коврового узора воспроизводился в той или иной местности, что часто трудно выполнить[118].

Следующие далее две классификации на основе орнаментики и орнаментальной композиции, характерных для армянских ковров (безворсовых и ворсовых) разработаны главным экспертом Управления охраны культурных ценностей Республики Армения и заведующим Отделом художественного текстиля Государственного музея этнографии Республики Армения Ашхунджем Погосяным[119][120].

Краткое объяснение основных использованных понятий

* Пальметта (сосна, кипарис) — узор, изображающий «Древо жизни», который дополняется также и другими растительно-цветочными узорами. Может быть геометризованным.
* Система орнаментирования — Упорядоченное единство орнаментирования поверхности ковра.
* Поле ковра — Орнаментированная поверхность ковра с одним или несколькими поясами окаймления, которые могут быть внутренними, внешними или центральными.
* Классическое изображение драконов — характерная для 15-18-ого вв. форма изображения легендарных драконов, расположенных прямолинейно, с головой с подчеркнутыми рогами и хвостом.
* Кайма — Поностью окаймляющая поверхность ковра орнаментальная рамка, которая может быть внутренней, внешней и расположенной в центре.
* Геометризация — упрощение естественных форм узора и образа (наклонное, ромбовидное, волнообразное и др.).
* Украшение — геометрические формы, символизирующие четыре элемента стихии: квадрат, треугольник, а также узор из их соединения.
* Композиция — единое целое из узора, украшения, орнамента и образа или узоров, цкрашений, орнаментов и образов.
* Узор — орнаментальный элемент, представляющий растительный мир: ветка, лист, цветок и т. д.
* Розетка — геометризованное круглое или овальное изображение открывшегося цветка со множеством лепестков.
* Образ — графическое или цветовое реалистическое или стилизованное воспроизведение живого организма.

[править] Классификация безворсовых ковров (карпетов) на основе орнаментики и орнаментальной композиции

1. С миндалевидными узорами — основным элементом орнаментального оформления является миндалевидный узор. Миндалевидные узоры могут располагаться рядами, а также могут быть обрамлены прямоугольниками или ромбами.
2. Древо жизни — основным элементом является изображение Древа жизни, символизм которого восходит к языческому Мировому древу, которое олицетворяет в себе единство всего мира. Эти узоры могут располагаться в форме регулярных рядов и покрывать все поле ковра, которые также могут находиться внутри прямоугольников или ромбов. Узор может быть в графической форме. Распространен во всех армянских ковроткаческих центрах.
3. Варанда — основная композиция сформирована в форме креста из четырёх ромбовидных узоров с «Древом жизни». Обычно изображается из нескольких рядов, расположенных в крупных ромбовидных рамках. Эта композиция характерна для ковроткаческих районов Карабаха, Зангезура, в частности Гарадага, армянских ковроткаческих центров Ирана, северно-восточной части Васпуракана. Особенно распространена в районе Варанда, чем и обусловлено предлагаемое наименование этой композиции.
4. С крестовидным узором — основным элементом орнамента является крест: один или несколько, размещенный в рамке или без рамки. В случае множественных крестов, они располагаются рядами. Рспространен во всех армянских ковроткаческих центрах.
5. Джраберд — основной элемент орнамента — геометризированная композиция, характерная для ворсовых ковров типа «Джраберд» (Члаберд). В центре медальона обычно расположен крестовидный узор. Характерен для ковроткаческих районов Гардмана, Карабаха, Ширвана и Шаки.
6. Гуар (Гоар) — основным орнаментальным элементом является композиция, составленная из стилизации дракона (Вишап), характерная для ворсовых ковров типа «Гуар» (Гоар). Характерна в основном для ковроткаческих центров Дизака.
7. Воротан — основным элементом орнамента является композиция, характерная для ворсовых ковров типа «Воротан», которая представляет собой шестилучевую звезду, на средней части лучей которой иногда находится стрельчатый узор. В орнаменте может быть одна или несколько звёзд. Эта композиция особенно характерна для ковроткаческих центров Гардмана, Тавуша, Шаки и Шемахи.
8. Сисакан — данная композиция составлена из нескольких имеющих общий центр ромбовидных рамок с зубчатыми краями. Рамок может быть одна или несколько, расположенных рядами. Рамки могут изображаться на частях поля ковра между основной композицией и крайними частями поля ковра. Эта композиция характерна для Сисакана, Вайка и Васпуракана, а также армянских ковродельческих центров Ирана. Однако чаще всего данная композиция встречается на коврах из Сисакана.
9. С многослойно-цветовой композицией — в эту группу объединены ковры, поле которых разделено на горизонтально расположенные цветные слои. Эти слои разделяются орнаметальными слоями. На таких коврах располагается только геометрический или растительный орнамент. Ширина полос различна, Узоры также могу быть различными. Ковры этой группы распространены по всем армянским ковроткаческим районам.
10. С узором в виде стилизованных женских фигур — основным композиционным элементом является стилизованная женская фигурка. Этот тип ковров, распространеный в ковроткаческих районах Вайка, Сисакана, Лори и Тавуша, известен под названием «тикин» — «госпожа». Узор может располагаться регулярными рядами. В Карабахе и Зангезуре эти узоры могут располагаться на всем поле ковра в ромбовидных рамках. Также этот тип ковра широко распространен в Багреванде, Вананде, Шираке, Мокке и Харке.
11. Гладзор — характерным элементом этого типа ковров является ромбовидный узор, на вершинах которого располагаются цветочные узоры. Ромбовидный узор может располагаться регулярными рядами. Эта композиция характерна как для безворсовых, так и для ворсовых ковров, которые в кругах экспертов известны как «Фергана», «Менех», «Герат» и под другими названиями. Этот тип ковров распространен во всех армянских ковроткаческих районах. Композиция этого типа восходит к средневековых армянских миниатюрах, созданных в различных школах армянской миниатюры. Самые ранние из известных миниатюр украшают Евангелие 1066 г., созданное в Себастии. Эта композиция есть и в Гладзорской школе миниатюры XIII—XIV вв. на миниатюрах, созданных Торосом Таронеци и Момиком, на основании чего этот тип композиции и ковров получил название «Гладзор». Распространение этой композиции в армянских ковроткаческих центрах в Персии объясняется насильственным массовым переселением армян, осуществленным Шахом Аббасом I Великим в Фергану, Шираз, Испаган, Луристан.
12. Голбейн — крупная композиция, характерная для ковров типа «Голбейн», широко известных по плотнам эпохи позднего Возрождения. В основе композиции расходящиеся из единого центра четыре крупных листообразных ромбовидных элемента с включениями растительных узоров и геометрических украшений. Обычно изображается регулярными рядами. Распространен в армянских ковроткаческих центрах юго-запада Васпуракана, Агдзника, Цопка, а также частично Киликии и Малой Армении.
13. С узором в виде алтаря — ковры с данным видом орнаментики характеризуются полем в форме очертания алтаря. Эта композиция может дополнятся растительными или геометрическими орнаментами (в основном изображением Древа жизни или лампады). Изображений алтаря может быть несколько. Эта комопзиция особенно распространена в ковроткаческих центрах Высокой Армении и близлежащих районов.
14. Шулал кар (от арм. «շուլալ կար» — «намётка») — тип ковров, сотканных в технике «шулал кар». Ковер этого типа может быть двусторонним. Для таких ковров характерны геометрические орнаменты. Ковры этого типа распространены во всех армянских ковродельческих центрах.
15. С ромбовидным узором — для ковров этого типа характерен зубчатый узор. В центре обычно расположен крестовидный орнамент. Узоры располагаются часто в несколько рядов. Решулярные ряды могут отделяться друг от друга другими узорами или полосами иного цвета. В некоторых квродельческих центрах этот тип известен как «дарахлу». Характрен для ковродельческих центров восточных гаваров Арцаха, Сюника, Лори, Тавуша, Васпуракана, а также армянских ковродельческих центров Шемахи, Шаки и Персии.
16. Армани — основным элементом композиции ковров этого типа является ромбовидный, зубцевидный узор. В композиции может несколько ромбовидных элементов, расположенных в один или несколько рядов. Обычно они отделяются друг от друга цветными полосами. Характерен для ковродельческих центров провинций Тарон, Багреванд, Ширак, Арагацотн и Севан. Широко распространен в курдских ковродельческих рйонах, где называется «армани», то есть — «армянским».
17. Вананд — в композиционной системе этого типа ковра основным элементом узора являются изображения цветочных букетов и птиц, которые составляют единую композицию. Бцкеты цветов составлены из небольших веточек и изображаются регулярными рядами. Изображения птиц носят в основном линейный характер. Этот тип характерен для ковроткаческих центров Вананда, Басена, Джавахети и Ширака.
18. Карин — в композиционной системе этого типа в основном дежит композиция из стилизованных изображений 4 птиц, расположенных попарно и с распростёртыми крыльями. Четко обозначены контуры перьев на крыльях их хвостах птиц. Асимметрично расположенные друг относительно друга птицы в парах изображаются соприкасающимися клювами и фронтальной частью, все вместе вписываясь в ромбовидный контур. Изображения птиц расположены косыми рядами. В центре формируется ромбовидный медальон, в котором изображен крест. Этот тип ковра особенно распространен в Высокой Армении.
19. С коньковидным узором — основным в композиционной системе является ромбовидная композиция из гребневидного узора, дополненного звездоподобными узорами. Их может быть несколько и располагаются они по всей длине поля ковра. Части поля ковра, расположенные по углам, украшаются фрагментами той же композиции. Этот тип ковра характерен для таких ковродельческих центров исторической Армении, как Акна, Харберд, Акгьяц, Деджан, Дерсим и прилегающие районы.
20. С гребневидным узором — основным элементом композиции является гребневидый узор. Этот узор бывает равномерным и разноцветным. Гребневидый узор располагается регулярными рядами, часто с другими узорами. Этот узор часто используется для украшения хурджинов в армянских ковроткаческих центрах в таких областях, как Тавуш, Гардман и Карабах, а в целом распространен во всех армянских ковроткаческих центрах, хотя более характерен для ковродельческих центров восточного Васпуракана — Акбак и Артаз, а также Вайка и армянонаселенных центров Ирана.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:35 PM | Сообщение # 32
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
21. Баберд — характеризуется полем ковра с узором в форме одного или нескольких алтарей, расположенных по длине поля. Нижний бывает более крупным, другие — более мелкими. Могут располагаться в удлиненной многослойной рамке с зубчатым узором. Рамки и узоры обычно подчеркиваются краями, выполненными в технике «шулал». Характерен в основном для ковродельческих центров Тайка и Высокого Айка, а в большей степени для известного центра средневековой Армении города Баберда и его окрестностей.
22. Вишапакарпет — в системе орнаментики этого типа ковра центральное место занимает стилизованное изображение легендарного дракона с подчеркнутыми рогами и хвостом. В общем изображение дракона имеет форму заглавной буквы «Տ» («Т») армянского алфавита. Вокруг этой фигуры изображаются геометрические и растительные узоры и зооморфные стилизованные фигуры. Стилизованные изображения драконов размещаются в 3-4 ряда. Бывают выполнены в технике двустороннего безворсового ковра или мезара с промежуточной нитью. Характерен для ковроткаческих центров Арцаха, Сюника, а также частично западных районов Васпуракана и Персидской Армении. Ковры этого типа, по данным арменолога А. Алпочяна, в XVII—XVIII вв. ткали также в городе Зиле и его окрестностях в Малом Айке. Известен под названиями «Верни», «Зиле», «драконовый ковёр», «змеиный ковёр» и другими.
23. Сумах — группа безворсовых ковров, сотканных в особой «кольцевой» технике. Наиболее известны крупные геометрические и растительные узоры. Распространены в ковродельческих центрах Гардмана, Арцаха, восточных гаварах Васпуракана, Карадага, иранской диаспоры, Ширвана и Дербента.

[править] 1

1. Мегри
2. Салмаст
3. Зооморфный
4. Цветочный
5. Харберд
6. Рштуник
7. Беркри
8. Смешанная техника
9. Ташир
10. Кагзван
11. Игдир
12. Тарон
13. Багеш
14. Зангезур
15. Ширак
16. Татев
17. Иджеван
18. Дилиджан
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:35 PM | Сообщение # 33
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Классификация ворсовых ковров (горгов) на основе орнаментики и орнаментальной композиции

1. Растительно-цветочный
2. С крестовидным узором и перекрестной композицией
3. С крупным орнаментом
4. С ромбовидным узором
5. С звездным узором
6. Алтарный
7. С узорами внутри одной общей рамки
8. С многослойным узором
9. С изображением дракона
10. Джраберд
11. Тематически-образный

[править] Классификация по времени создания
Антикварная ковровая дорожка Лилихан, (0.63 м x 7.35 м)

Старейшим из полностью сохранившихся классических армянских ковров считается арочный ковёр, датирующийся 1202 г.[121][122]. Он был соткан в селе Бананц, Гардман, провинция Утик, в районе Гандзака. На ковре изображена трехарочная абсида, идентичная абсидам многократно встречающимся на армянских миниатюрах в средневековых армянских рукописях. Базы колонн изображают пальмы, олицетворяющие древо жизни. Над капителями парных колонн-кресты, вазы, далее птицы, похожие на голубок-мотивы, которые по мнению искусствоведа В. Темурджяна, символизируют сосуды, в которых хранится мирро. Ковер имеет характерные три пояска. Широкий внешний пояс унизан четырёхлепестковыми розетками с гирляндами, на другом поясе — традиционные стилизованные узоры лилий. На более узком пояске имеется надпись: «В память Рипсиме от Киракоса Бананеци в году 651 армянского летоисчисления (соответствует 1202 г.) соткал я этот ковер». В поясках ковра расположен наиболее распространённый символ, присущий армянским «драконовым» коврам, знак «S». Эксперт по коврам В. А. Холли (V. A. Holley) считает, что «этот знак свойствен древнейшим коврам». Поле ковра соткано в характерном для классических армянских ковров тёмно-красном цвете. Контуры колонн вытканы светлыми нитками. Фон широкого пояса золотистый, ветки листьев зеленые, розетки через одну желтоватые и красноватые. Красные лилии направлены головками в центр ковра, по краям зеленые.

Из сохранившихся экземпляров армянских ковров выделяются ранние «драконовые ковры» или «вишапагорг», которые датируются XV веком веком. На коврах более раннего периода изображения драконов и борьбы зверей весьма реалистичны, но по прошествии некоторого времени они трансформируются в стилизованные орнаменты.

Стилизованные цветочные узоры в коврах нередко сочетаются с растительными и звериными мотивами. Наиболее интересны «драконовые» ковры, где среди растительных узоров изображены фигуры сказочных драконов и других зверей. Это самая древняя группа орнаментов, не имеющая аналогов в искусстве ковроделия — «вишапагорг» (драконовый ковёр). Важным звеном композиции поля ковра является сам «вишап» (дракон) — персонаж армянского фольклора, наделяемый то добрыми, то злыми качествами. Поле ковра заполнено вертикальной композицией, которая своим зеркальным отражением делит ковёр по центру на две равные части. Красочная гамма ковров яркая, но гармоничная, излюбленные цвета — красный, синий, зелёный, жёлтый.[123]. Архаичным же «вишапагоргам» свойственно тёмное, почти чёрное основание. Легкие желтые цвета, голубизна и краснота используются, для того чтобы заставить элементы ковра выделиться ясно на чёрном фоне. Сравнивая композицию архаичных армянских и ковров деревенского изготовления второй половины двадцатого столетия хорошо заметен чрезвычайно стойкий характер основного мотива и цвета. Мотив дракона защищающего Древо Жизни сохранен в современном ковре, хотя он геометрически упрощен и уменьшен в размерах.[95]

Позднее появляются ковры с Древом жизни, в композиции которых выделяются стройные деревья[25]. Важно не путать вишапов с изображениями другого сакрального знака — Мирового древа, которое в армянской традиции называется Древом жизни, сакрального центра мира. Мировое древо довольно распространенный сюжет в религиях разных народов: священный ясень у викингов, символ дуба у славян, мировое древо у вавилонян, ассирийцев и минора иудеев. На армянских коврах есть также множество других символов и орнаментов. Некоторые изображения эпизодичны, то есть могут «рассказать» об определённых событиях, которые имели место в прошлом — сцены охоты, сражения.

В XVII веке возникает растительно-геометрический тип ковров, центральная розетка которых украшается беспокойным и пышным растительным декором, а по свободным полям ткутся стилизованные плавающие утки, птицы со сложенными крыльями, кони.

Ковры с «восьмигранниками», также относящиеся к растительно-геометрическому типу, характерны для XVIII века. «Драконьи ковры» сменились паласами с цветочным узором, причем некоторые достигали 6 или даже 8 метров в длину. Эти узоры носили восходящий характер или были скомпонованы в виде ромбов вокруг центральной точки. В XVIII веке появилось новое направление орнаменты, растительные и животные, были стилизованы таким образом, чтобы создавалось впечатление абстрактной картины. Много внимания было уделено усилению декоративности ор-миментальной каймы, которая стала изобиловать трилистниками, листьями, цветами, усиками и прочими узорами. На старых коврах встречается красивая кайма в виде гирлянды из музыкальных инструментов, похожих на лиры.

Современные ковры-«казаки» (XX в.) различают по крупному смелому рисунку и единообразию цвета. Плотное плетение в сочетании с высоким ворсом обеспечивает малый износ и долговечность изделия. Основа делается из шерсти натурального цвета, обычно в три нитки. Уток шерстяной, или натурального серого цвета, или окрашенный в красное. Две нити утка обычно вводятся после каждого ряда узелков. Концы могут завершаться несколькими способами. Как объясняет Шурманн, начало ковра образует петля, так что свободные концы нитей не обрезают, но протягивают обратно к другому концу. Это делается путем наложения палки-валика поперек нитей основы, причем петля обвивается вокруг неё. Когда ковёр соткан, эту палку убирают, оставляя на конце петли. На противоположном крае в это время свободные концы либо завязывают узлами, либо выкладывают косичкой параллельно утку. Часто у этих ковров бахрома отсутствует, но у ковров-келимов, тканных с утком и основой, но без ворса, 2— 3 сантиметра подворачивают и подшивают к тыльной стороне ковра.

Длина ворса зависит от района, где был выткан ковер. Чем выше в горах живут ковроделы, тем длиннее ворс, потому что ковёр часто служит сохранению домашнего тепла в зимние холода. Армянские ковры-казаки" имеют среднюю длину ворса от 8 до 12 миллиметров. Обычно эти ковры тяжелые, с ними трудно управляться, создается впечатление, что ворочаешь неповоротливое тело.

Узоры ковров отражают растительный и жи­вотный мир этих районов. Центральное поле ар­мянских ковров орнаментируется в большинстве случаев крупными и мелкими медальонами или же сильно геометризованными условными изоб­ражениями фигур животных, птиц, деревьев, цве­тов и другими элементами, заполняющими все по­ле ковра.

Согласно классификации, бытующей среди коллекционеров, по времени создания ковры делятся на антикварные (созданные не позднее, чем 100 лет назад) и коллекционые (сотканные не ранее, чем 100 лет назад).
[править] Классификация армянских ковров по территории изготовления

Согласно существовавшей до 90-х годов ХХ в. традиции все ковры, которые происходили из Закавказья, определялись как кавказские. К кавказским относили все ковры, которые в течение ХIХ- начала XX веков были произведены на территориях, где в советское время располагались три закавказских республики: Азербайджанская ССР, Армянская ССР и Грузинская ССР. К кавказским коврам также относили и ковры, сотканные в Дагестане[124].
[править] Классификация армянских ковров по ковроткацким районам ХХ в.

Основными ковроткацкими районами Арме­нии в советский период XX века являлись: Ереванский, Ленинаканский, Степанованский, Иджеванский, Севанский, Баязетский и Зангезурский. Многие ковры носят назва­ние по имени мест их выработки. Армянские ковры, сотканные в советский период, изготавливались из шерстя­ной пряжи аппаратного прядения, которая упо­требляется для ворса и утка. Для основы главным образом применялась хлопчатобумажная круче­ная пряжа. Ворсовая пряжа окрашивается расти­тельными и прочными синтетическими красите­лями.

Одна из ранних классификаций армянских ковров была составлена М. Д. Исаевым и представлена в книге «Ковровое производство Закавказья», изданной в 1932 г. в Тбилиси[125]. Среди закавказских ковров с тонким и коротким ворсом он выделил армянские ковры типа «Ширван»[126], которые ткали в армянских селах района Карамарья Кирк, Калагья и Уштал. М. Д. Исаев отметил, что производство в Армении было реорганизовано так, чтобы производить ковры из более тонкой пряжи и с низким ворсом. На территории Армении он выделил 5 ковроткаческих районов: Лорийский с селами Ардви, Берд, Леджан, Дсег; Памбкский с селами Шог, Узунлар, Ахпат и Дсег; Иджевано-Шамшадинский с городом Иджеван и сёлами Верин Агдан, Аштарак, Севкар, Джархеч, Таузкала, Арданиш, Джил, Агбулаг, а также села вдоль Каракоюнского ущелья — Чайкенд, Гелкенд; Зангезурский район с селами Диг, Хндзорецк, город Горис, в также села рядом с Охчи-чай в Кафанском районе и село Брнакот в Сисианском районе; Даралагский, Басаргечарский и Ленинаканский центры. Также он отметил курдские ковродельческие села в Арагацcком районе.[127]

Большее распространение получила классификация армянских ковров Закавказья, предложенная М Тер-Микаелян. Согласно этой классификации по району изготовления, ковры, сотканные армянами Закавказья в первой четверти XX века, делились на семь подгрупп[128].

Как пишет Н. Степанян, к первой четверти ХХ века ковры прежде всего ткались в восточных районах Армянской ССР. На севере располагались два ковроткацких района. Во-первых, Лорийский, включая центры в селах Ардви, Берд, Леджан, Агарак, Урут и Чочкан, и во-вторых, Памбак, включая центры в селах Шнох, Ахпат, Узунлар, Дзег и Шагали. Между озером Севан и границей с Азербайджанской ССР располагались три ковроткацких района. Во-первых, Иджеван, включая центры в городе Иджеван, Агдан, Хаштарак, Севкар, Узунтала, Джахач и Ачаджур, во-вторых, Шамшадин, включая Тузкала, Чинчин и Навур, и в-третьих, Севан, включая центры в селах Чайкен, Гелкенд, Тахлуджа и Агбулах. К югу располагался район Даралагяз с центрами в селах Басаргечар, Агруджа, Мазра, Ярпузлу и Кейти. И седьмой район — Зангезур с центрами в городе Горис и селах Хндзореск и Диг[129].
[править] Ковры типа Иджеван

Эти ковры созданы на основе изучения орна­ментов армянских миниатюр; их художественные достоинства пользуются широкой известностью. Основным мотивом типичного армянского ковра является цветок лотоса, данный в продольном разрезе и с развернутыми лепестками. Более крупные цветочные формы расположены по сред­ней вертикальной оси ковра, а более мелкие — по бокам. От этих цветочных форм в диагональных направлениях отходят зубчатые листообразные фигуры, разделяющие поле ковра на отдельные ячейки, в которых помещены геометризованные изображения домашних животных и диких зве­рей.

Листообразные фигуры и фигуры животных заполнены рисунком стеблей и мелкими бутона­ми, листьями и цветочными розетками. Фон центрального поля — мареново-красный, гранатово-красный, розовый, зелёный, свет­ло-голубой, синий и белый.

Бордюр, окаймляющий центральное поле, в большинстве случаев состоит из ведущей широ­кой каймы и двух сопровождающих кайм, отде­ленных от ведущей каймы узкими узорчатыми полосками. Орнамент ведущей каймы состоит из цветов в продольном разрезе, листьев и бутонов, как бы нанизанных на один общий, идущий кру­гом всей каймы стебель.

Сопровождающие каймы заполнены непре­рывным гребенчатым орнаментом, разнообразны­ми мелкими цветочными розетками, треугольны­ми и квадратными фигурами и имеют более тем­ную расцветку.

Фон ведущей каймы — кремовый или крас­ный, в зависимости от цветового тона центрально­го поля ковра.

Гамма цветов — та же, что в центральном поле.

Центральное поле ковра типа «Иджеван» за­полнено удлиненным медальоном шестиугольной формы со ступенчатыми краями. На синем фоне медальона расположен растительный орнамент из крупных цветов лотоса, изогнутых зубчатых лис­тьев и мелких цветочных форм. Медальон окру­жен широким бордюром ярко-красного цвета с тёмно-красным рисунком по нему.

Гамма цветов центрального поля — синий, яр­ко-красный, бордо, тёмно-красный, розовый, зо­лотисто-жёлтый, зелёный, белый. Бордюр ковра типа «Иджеван» состоит из ведущей широкой каймы и двух более узких сопровождающих кайм, разделенных узорчатыми полосками.

Орнамент ведущей каймы на синем фоне подо­бен орнаменту центрального медальона и состав­лен из таких же цветов лотоса и изогнутых зубча­тых листьев.

Сопровождающие каймы на светлом фоне име­ют рисунок из четырёхлепестковых цветовых ро­зеток, соединённых стеблями и данных в волнооб­разном движении. Цветовая гамма бордюра — та же, что и центрального поля. Примерное соотно­шение ширины бордюра данной группы ковров к ширине ковра 1:3, 1:4.

Ширина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантимет­ров. Плотность ковров этой группы 160—250 узлов на 1 квадратном дециметре, высота ворса 4-6 миллиметров. Размеры ковров 2-10 квадратных метров.

*

Армянский ковёр 19 в., Ереванская школа ковра
*

Ковер "Звезды и кресты" 1815 года, Ереван

[править] Армянские ковры из других районов Закавказья

Менее популярный по сравнению с другими типами армянского ковра, в основном ткался в армянонаселенных ткацких селениях (Кирк, Калагья, Уштал и др) района Ширван Азербайджана[125].

Центральное поле ковра орнаментирова­но геометризованными фигурами, основу кото­рых составляют образцы животного и раститель­ного мира. В других случаях оно орнаментирова­но квадратными или уступчатыми медальонами. В медальон нередко вписывается ромб с крючко­образным орнаментом, а в ромб — звезда-розетка. Все поле заполнено мелкими ромбовидными фи­гурами, составленными из Т-образных форм, и цветочными розетками. Ковры часто имеют христианские крестообразные мотивы, множество армянских ковров этого типа подписаны и содержат надписи на армянском языке.

Фон центрального поля ковров типа «Ширван» в основном бывает мареново-красный, тёмно-синий и голубой.

Бордюр ковра, окаймляющий центральное поле, состоит из широкой ведущей каймы и более узких сопровождающих кайм.

Орнамент бордюра состоит большей частью из геометризованных розеток и линейных форм. Цветовая гамма ковра — мареново-красный, ро­зовый, золотисто-жёлтый, зелёный, голубой, синий, белый и чёрный. Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра 1:3, 1:4. Ши­рина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантиметров. Высота ворса 4-6 миллиметра. Плотность ковров этой группы 160—250 узлов на 1 квадратном дециметре. Размеры ковров 2-2,5 квадратных мет­ра.

*

Армянский ковер
*

Ковер с изображением Иисуса Христа и девы Марии, конец XIX века
*

Ковер с медальоном, 1815 год

Ковры типа «Гандзак» и «Казак» отличаются своеобразием композиционного построения. Центральное поле этих ковров орнаментирова­но двумя-тремя крупными медальонами. Часто медальоны имеют двойной контур, обведенный крючкообразным орнаментом. Фон центрального поля заполнен вытянутыми шестиугольниками, звездообразными, круглыми и многоугольными розетками, геометризованными растительным ор­наментом.

Фон центрального поля в основном — тёмно-красный, синий, золотисто-жёлтый, белый. Бор­дюр ковра, обрамляющий центральное поле, со­стоит из ведущей широкой каймы и сопровождающих её узких кайм.

Орнамент ведущей каймы составлен из так называемых «бараньих рогов», геометризованных розеток и других форм.

Гамма цветов — белый, красный, синий, голубой, зелёный, жёлтый, кремовый и их оттенки.

Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра составляет 1:4, 1:6.

Ширина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра, плотность ковров типа «Гандзак» и «Казак» 90-140 узлов на 1 квадратном дециме­тре, высота ворса 6-8 миллиметров. Длина 6-10 сантиметров. Размеры ковров 3,5-4 квадратных метра.

Среди семейства ковров-«казаков» в торговле различают следующие региональные типы.

1. Ламбало. Это название деревни в Гянджинском регионе, где производят ковры с низким ворсом, тонкие и шелковистые на ощупь. Шерсть для них красиво окрашена, рисунок включает в себя геометрические цветы на бордюре. Поле часто вовсе не заполнено орнаментом. По размеру «ламбало» редко превосходят 130 х 210 см.
2. Шулавери. Место в Южной Грузии, где ткут ковры из тонкой шерсти, окрашенной великолепными красителями. Любопытный экземпляр, приведённый в иллюстрациях доктором Шурманном, имеет необычные медальоны, состоящие из множества узких каемок и разноцветных угловых мотивов. Жёлтый узор стана окружает медальоны, напоминающие узоры ранних анатолийских ковров, особенно «ушаков».
3. Ворчало. Этот район на армяно-грузинской границе знаменит своей шелковистой шерстью и смелым рисунком, обычно сплошным узором из встречных шестиугольников, с каймой из трилистника, выполненной белой шерстью на чёрном или коричневом фоне. Иногда узор состоит из восьмиугольных, шарообразных или шестиугольных орнаментов, заполненных крестообразными цветами. Лучшие образцы подобных ковров датируются XIX веком.
4. Горный район Лори-Памбак характеризуется длинноворсовыми «казаками», которых узнают по их смелому впечатляющему рисунку. Массивный центральный медальон часто окружен большим полем основного цвета.
5. В городе Караклис, по линии Еревано-Тбилисской железной дороги, делаются ковры с чёрно-коричневым фоном, украшенные богатым узором, предпочтительно из птиц и цветов.
6. Город Иджеван, к северу от озера Севан, славится изготовлением ковров, подобных лори-памбакским строгостью рисунка и сумрачным колоритом.
7. Из Фахрало, расположенного к западу от Шулавери, пришли неплотно сотканные ковры, часто с узором in многоугольников посередине, окаймленным молитвенными арками (мирабами). У них внешняя кайма из листьев и цветочных чашечек, в то время как гирлянды илизованных тюльпанов окружают центр.
8. Селение Карчахпюр близ озера Севан отличается особенно великолепными большими квадратными «кашками». Для поля используется чудесный зелёный цвет. На ощупь эти ковры шелковистые и сотканы очень плотно. У них часто маленькие квадратики узора заполнены звездочками на светлом поле. Эти квадратики сгруппированы вокруг центрального квадрата или восьмиугольника. На обоих краях коврового поля вытканы молитвенные арки.[130][131]

Изготовление ковров типа «казак» сосредоточено к северу и северо-западу от озера Севан[132].

*

Армянский ковёр Казак 1801 г, с надписью "Атамян Гукас умер в 62 года в 1801 г."
*

Армянский ковёр из Гянджи, XIX век

[править] Ковры типа «Карабах»

Другим большим центром армянского ковроткачества является Карабах, расположенный на востоке и юго-востоке от озера Севан.

[править] Ковёр «Гоар»
Карабахский ковёр «Гоар», 1700 г. с тканной надписью на армянском языке

Одной из особенностей армянских ковров из Карабаха является наличие на них тканных надписей. Большинство из сохранившихся до наших дней армянских ковров с надписями — карабахские. Самый ранний из сохранившихся армянских ковров Карабаха — знаменитый безворсовый ковёр «Гоар», датируемый 1700 г.[133]. В надписи ткачиха ковра называет себя и указывает год завершения работы:

Я, Гоар, грешная и слабая духом, собственными недавно научившимися руками соткала этот ковер. Тот, кто прочтет эту надпись, пусть замолвит слово Господу обо мне. В 1149 (1700) г.

[134],[135]. Ковер «Гоар» был впервые замечен в 1899 г., когда он был выставлен в Лондоне в Музее Виктории и Альберта, где и был сфотографирован. В 1908 г. фотография была опубликована Ф. Р. Мартином (F.R. Martin). Текст на ковре «Гоар» был переведен в 1908 г. выдающимся лингвистом Норайром де Бизансом (фр. Norayr de Byzance. В 1977 г. ковёр «Гоар» был продан на аукционе в Лондоне LeFevre and Partners. В 2004 г. ковёр был вновь продан и находится в частной коллекции.

По мнению Питера Папа, ковёр был предназначен для церкви, прихожанкой которой являлась ткачиха, и вероятно использовался в церемониях в церкви, чем объясняется его исключительно хорошая сохранность[136].[137].
[править] Особенности армянских ковров из Карабаха

Армянские ковры из Карабаха — ковры сотканные армянами. Большинство из сохранившихся армянских ковров из Карабаха содержат надписи на армянском языке. До последних лет при описании армянских ковров типа «Карабах», Карабах указывался как регион в составе Азербайджана. Так, известный коносьер восточных ковров Питер Пап (Peter Pap) [138] при оценке ковра, который он датировал примерно 1880 г., на момент проведения оценки описал как ковер, ведущий происхождение из Карабаха, являющегося частью Азербайджана. В феврале 2009 г. Питер Пап дополнил текст описания ковра, указав, что «Карабах исторически и культурно отличается от Азербайджана. На сегодняшний день Карабах (или Нагорный Карабах) остается спорным регионом, чьи границы лежат внутри территории Азербайджана, а население которого почти исключительно составляют армяне». Далее Питер Пап пишет: «Карабахские ковры ведут свое наименование прежде всего по географическому местонахождению, где они были сотканы». О ковре, который Питер Пап оценил ранее, он пишет следующее: «Этот пример (ковер) может считаться армянским ковром, но среди ткачей могли быть представлены и другие этнические группы, так как эти ковры обычно изготовлялись в небольших мастерских в различных деревнях. В этих деревнях могли быть курды и азербайджанские тюрки, конечно мусульмане, также как и армяне-христиане. В конечном счете, сложно определить этническое происхождение отдельного ковра, так как все подобные текстильные изделия в торговле обозначены как „Карабах“» [139].

Армянские ковры из Карабаха, то есть ковры, сотканные армянами из Карабаха (при том, что большинство из них содержит надписи на армянском языке), отличаются тем, что ворс у них плотнее и стежки мельче. Шерсть для основы обычно берется коричневая. «Карабахские ковры разнообразием цветочных мотивов, густо насыщающих центральное поле и бордюр, богатством красочной гаммы рождают образ цветущего сада. На глубокого тона тёмно-синем, тёмно-красном или зеленом фоне центрального поля в спокойном ритме повторяются разноцветные крупные и мелкие цветочные розетки, сплетённые между собой тонкими стеблями». Поскольку этот район находится почти на границе с Персией, орнаменты выдают персидские влияния. Композиции не такие стилизованные и менее геометрические, чем у ковров-«казаков», и обычно используются более размашистые цветочные орнаменты. Кроме кавказских мотивов, часто воспроизводится типично персидский, гератский, узор.

Улрих Шурманн подразделил ковры типа «Карабах» на несколько типов:

1. Ковры из армянского селения Джраберд (Челаберд или иначе Чораберд), которое является малой родиной знаменитых «казаков с орлами», названных так по радиальному рисунку, исходящему из центрального медальона, с выступающими отростками наподобие крыльев и перьев большой птицы. Такие ковры хорошо известны коллекционерам и высоко ценятся.
2. Ковры из армянского селения Хндзореск ((арм. Խնձորեսկ), расположенного в восточной части марза Сюник Армении) — «облачно-полосатые» ковры-«казаки», названные так из-за повторяющихся по всему полю беловатых извилистых мотивов. Средняя часть ковра занята квадратными медальонами, в каждом из которых помещена свастика.
3. Ковры из города Шуша с разнообразными филигранными орнаментами, полными творческой выдумки. Одноцветные поля этих ковров чаще всего карабахского кошенильно-красного цвета, хотя встречаются и ковры с полем цвета слоновой кости. С расчетом на продажу русским офицерам и чиновникам шушинские армяне ткали ковры, медальоны которых заполнены букетами роз. Это подходило к западноевропейской мебели, привозимой на Кавказ русскими и европейскими поселенцами.
4. Ковры из села Горадиз, расположенного на самом юге Карабаха с хлопчатобумажной нитью в утке. У них бывает необычный рисунок: стилизованные скорпионы белого и красного цвета на тёмно-синем фоне, окаймленном хорошо проработанным лиственным бордюром бирюзового и серого цвета на кошенильно-красном фоне.
5. Другие замечательные типы карабахских ковров — это так называемый «лампа-карабахский» или «кара-дех», который несколько напоминает персидские ковры; «хан-Карабах», являющийся в основном молитвенным ковриком; «казим ушаг» с растительными и геометрическими многоцветными узорами, который ткут курды; и ковры «шаник», у которых часто сине-чёрный фон и тонкие стежки[130].

Центральное поле ковров типа «Карабах» обычно за­полнено орнаментом, состоящим из многолепестковых цветочных розеток, связанных между собой стеблями. Часто на нём изображены дикие и домашние животные. Фон центрального поля бывает тёмно-крас­ным или тёмно-синим. Бордюр, обрамляющий центральное по­ле ковра, состоит из одной широкой и нескольких сопровождающих узких кайм. Орнамент кайм — цветочный. Гамма ковра состоит из белого, красного, сине­го, розового, голубого, золотисто-жёлтого, кремо­вого цветов и их оттенков. Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра составляет 1:4, 1:5. Размеры ковров 2-10 квадратных метров. Ко­вры этой группы имеют продолговатую форму, плотность их 110—160 узлов на 1 квадратном дециметре, высота ворса 6-8 миллиметров. Ширина паласной части в каждом конце ковра 2-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантимет­ров.

Ковроткачество в Карабахе до начала ХVII-го века не носило коммерческого характера. Ковры ткались для дома и редко продавались. Более того, считалось, что вынос ковра из дома может подвергнуть семью несчастью. Семейный ковёр был чем-то вроде оберега, рисунки же его содержали в себе орнаменты, символизирующие плодородие и продолжение рода. Коврам отводилась главная стена дома, на которую вешалось также оружие. Каждая невеста брала с собой в приданое ковер. Прототипами ковров были старинные ковры, передающиеся в семье из поколения в поколение. Со временем композиция обновлялась и видоизменялась, формировались новые и новые варианты старых рисунков. Карабахские ковры в группе восточных ковров выделяются рядом технических, цветовых и стилистических особенностей, одной из которых является использование естественных красителей, в частности органического красителя «вордан кармир». Типовой ассортимент ковров чрезвычайно богат — медальонные, растительно-цветочные, сюжетные композиции. Ковры с орнаментикой, похожей на драконов, имеют одно общее наименование — «дзыкнавор», то есть ковры с изображением рыб. Традиция изображения рыб восходит к рисункам, выбитым на каменных монументах, символизирующих вишапов (драконов), которые по форме напоминали рыб. Основной культовой целью драконьего ковра (вишапагорга) была, вероятнее всего, защита дома и отпугивание злых сил. Семантический характер орнаментов карабахских ковров — отличительная их черта. Символика подтверждает архаичность, древность карабахского коврового искусства. Весьма распространены ковры с так называемым, щитовым (медальонным) рисунком. Существует мнение, что основной орнамент композиции — щит — являлся фамильным гербом. Многочисленные орнаментальные рисунки с разнообразной орлиной символикой отображали символ власти, устремленности в божественные небеса. Часто использовалась также «солнечная» символика (так называемые «Ламба-Карабах»), сохранившаяся на самых архаичных образцах — на безворсовых коврах (карпетах).

Искусство ковроткачества достигло промышленных масштабов только в ХIХ веке, когда в Шуше стали действовать несколько ковроткацких мастерских, продукция которых вывозилась на экспорт. В советские времена традиции ковроткачества в Карабахе продолжали развиваться как в частных хозяйствах, так и на государственном предприятии «Степанакертская ковроткацкая фабрика». В настоящее время ковроткачество переживает свое второе рождение. В Степанакерте и Шуше действуют ковроткацкие фабрики, на которых ковры ткутся вручную с соблюдением традиционных технологий. Ковроткацкие мастерские действуют также в некоторых селах. Специально для туристов ткутся сувенирные коврики маленьких размеров, удобные для транспортировки, с традиционными узорами или символикой Карабаха. Такие коврики можно приобрести в магазинах, торгующих сувенирными изделиями.

*

Фрагмент карабахского ковра с надписью на армянском языке и датой, 1888 г.
*

Карабахский ковёр с надписью на армянском языке и датой, 1904 г.

[править] Армянские ковры в коллекциях музеев и частных лиц

Армянские ковры хранятся и выставляются как в известных музеях, так и в частных коллекциях.

Метрополитен-музей в Нью-Йорке приобрёл ковёр XVI века. Армянские ковры также хранятся в коллекциях Будапештского музея прикладного искусства, Лондонского музея текстиля. Среди частных коллекций: Bode and Williams collections, Классические образцы ковров хранятся в Государственном историческом музее Армении, в этнографическом музее.

До недавнего времени было распространено мнение, что на всех армянских коврах обязательно должна быть тканная надпись, составленная буквами армянского алфавита. В этой связи все ковры с тканными надписями на армянском считались армянскими. Однако, как было установлено в последние годы, до наших дней сохранилась значительная группа ковров, которые являются армянскими, но надписей не имеют.

Множество старинных армянских ковров хранятся в музеях Берлина, Лондона, Вены, Будапешта, Стамбула и Каира, а также в других известных музеях. Есть также великолепные экземпляры ковров, хранящихся в музее Истории и музее Этнографии Армении в Ереване[25].
[править] Общество ценителей армянских ковров
Ковер, сотканный девочками-сиротами из Американского Миссионерского приюта в Агине (Акн) в 1898 г.

Общество ценителей армянских ковров (The Armenian Rugs Society), являющееся некоммерческой организацией, было организовано в 1980 г. в Вашингтоне[140]. Общество объединяет коллекционеров и иных ценителей армянских ковров. Деятельность общества направлена на их идентификацию и сохранение, а также распространение знаний об армянских коврах. Для выполнения этих целей Общество организует выставки и симпозиумы в различных городах, включая Вашингтон (2001), Нью-Йорк, Сан-Франциско, Филадельфию (1988), Ричмонд, Мемфис (совместно с Memphis Brooks Museum of Art — 2000), Фт. Уорт (совместно с Kimbell Art Museum of Ft. Worth, Dallas, Texas — 1984), Фрезно, Бостон, Уорчестер, Ст. Петербург (1986), Монреаль, Лондон и Женеву (1988 г.). Также Обществом создана база данных ворсовых и безворсовых ковров ручной работы, содержащих надписи, сделанные буквами армянского алфавита. Регулярно Общество выпускает Бюллетени, в которых рассказывает о проведённых мероприятиях[141].

Согласно подходу Общества ценителей армянских ковров, армянскими являются все ковры, которые были сотканы армянами, и на которых присутствуют являющиеся частью оформления ковра тканные надписи на армянском языке, включая имена, буквы и даты, независимо от регионального происхождения орнамента[142].
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:37 PM | Сообщение # 34
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Армянская миниатюра — (sikeyim Ermeniyi)национальная миниатюрная живопись средневековой Армении, Киликийского армянского царства[1] и некоторых армянских колоний[2]. Армянская миниатюра имеет несколько основных групп и этапов развития: до XI в.; школы Великой и Малой Армении XI—XII вв.; Киликийской Армении XII—XIV вв.; школы Бардзр-Айка, Ани, Арцаха, Гладзора, Татева, Васпуракана с XIII в.; после XIII в. также в колониях армянской диаспоры[3].

Из сохранившихся 25 тыс. армянских средневековых рукописей около 10 тыс. являются иллюстрированными, из которых 5-7 тыс. — полноценными миниатюрами[4]. Чаще всего иллюстрировались Евангелия, реже — Библия, тонаканы и чашоцы. Рукописи создавались в скрипториях церквей (грчатун). Первые иллюстрированные Евангелий создавались, видимо, со времени их перевода на армянский язык, еще в V веке[3]. Древнейшие сохранившиеся армянские миниатюры относятся к VI—VII вв.[5][3]. Это четыре миниатюры, прикрепленные к «Эчмиадзинскому Евангелию» 989 года (написано в монастыре Нораванк провинции Сюник[6]). Эти миниатюры, уникальные по своему художественному уровню и образному мышлению, являются ценными образцами раннехристианского изобразительного искусства. Миниатюры VI—VII веков — тематические. Исторические источники сообщают о существовании в VI—VIII веках камсараканской школы миниатюры[6]. Уже в начале VIII века Степанос Сюнеци пишет «толкования хоранов»[3], в которых объясняется смысл используемых цветов, животных и растительных мотивов, обосновываются их эстетическое и смысловое значение. Полностью иллюстрированные книги сохранились с IX века[3], это «Евангелие царицы Млке» 862 года[3] и два «Эчмиадзинских Евангелия». Живопись этих рукописей отличается стилистическим и орнаментальным разнообразием, применением золота[3]. С X века хораны заменяют «темпьетто» или крест со ступенчетым пьедесталом, после — «Жертвование Авраама», «Богородица с младенцем» и евангелисты. Среди ранних иллюстрированных рукописей следует упомянуть рукопись 986 года[6], которая иллюстрирована хоранами, на отдельном листе — изображением креста. Рукописи IX—X веков в основном двух категорий: созданные с профессиональным мастерством и сравнительно простые.
Царь Гагик II и его семья, миниатюра XI века из «Карсского Евангелия»

Вплоть до первой половины XI века миниатюры размещались в начале рукописей («Послание Евсевия», евангелисты и т. д.). Миниатюры этого периода линейные, выполнены несколькими «акварельными» оттенками, простыми «тесьмами». Евангелисты изображены стоящими (две или четыре фигуры). Самые ранние иллюстрированные рукописи XI века датируются 1007[6][7], 1018[8] и 1033 годами[6]. В «Евангелии Вехапара» (X—XI вв.), кроме собственно листовых иллюстраций, есть также множество внутритекстовых иллюстраций. Каждое Евангелие начинается с изображения евангелиста. Многие из этих миниатюр выполнены с большим чувством цвета и ритма (Евангелие, 1038 г.). Со второй половины XI века возвышается анийская школа рукописной книги, одним из самых известных памятников которой является «Евангелие Мугни». Миниатюры этой группы отмечаются монументальностью и «фресковостью», выделяются богатством иллюминации в изображении растений, реальных и мифических существ и т.д.[3]. Многие из них представляют собой энциклопедии, в том числе византийских и ближневосточных изобразительных мотивов. Евангелия начинаются с изображения сидящих евангелистов и титульных листов, получивших почти канонический вид. Тематические изображения «Евангелия Мугни» следуют хоранам и чаще изображаются едино. В дальнейшем такой тип миниатюрного исполнения встречается у Саргиса Пицака и представителей Гладзорской школы.

Из-за византийской и сельджукской агрессии многие армянские царские и нахарарские дома перемещались в западные провинции Армении, где в тесном взаимодействии с византийской культурой развивалось высокое искусство армянской рукописной книги и миниатюры («Евангелие Трапизона», «Евангелие Карса»). Здесь византийское влияние отмечается как в пластике образов, так и в орнаментальных иллюстрациях.

Украшения Евангелий XII века более простые, миниатюр на библейские темы сравнительно мало. В это время окончательно формируется титульный лист с особыми миниатюрными орнаментами. Во второй половине XII века формируется искусство иллюстрации тонаканов (специальные церковные сборники и т. п.). В этих крупных манускриптах текст начинается с изображения образа героя или автора «Жития», главной иллюстрированной буквой и глхазардом. Некоторые рукописи XII столетия своими богатыми иллюстрациям связаны со школой киликийской армянской миниатюры.

Шедевром армянской миниатюры XII века считается «Нарек» 1173 года с четырьмя портретами Григора Нарекаци

Как отмечает один из крупнейших специалистов древней иконографии и миниатюры В. Н. Лазарев, несмотря на взаимоотношения с византийской и сирийской культурой основой стиля армянской миниатюры всегда являлась местная художественная традиция[6].
[править] Галерея, IX—XII века

*

«Эчмиадзинскоe Евангелиe», 989 год
*

«Евангелие царицы Млке», IX век
*

«Евангелие Мугни», 1060 год
*

Григор Нарекаци, 1173 год

[править] XIII—XVII века
[править] Краткий исторический очерк.
Давид Анахт, рукопись XIII века

Новое возрождение миниатюрной живописи Армении намечается с первой половины XIII века (до монгольских завоевании) и с последней четверти того же столетия (миниатюрные школы Гладзора и Васпуракана). Одна из наиболее значимых рукописей этого времени «Мшо чарынтир» создана в 1200—1202 годах Варданом Карнеци и Степаносом. Достижения орнаментального искусства XII столетия здесь выражены в наибольшем совершенстве. В первой половине XIII века крупным центром искусства рукописной книги становится Ани. Здесь было создано «Евангелие Ахпата» (1211 г.), в котором сохранилась тематическая миниатюра «Вход Христа в Иерусалим». В это время жил миниатюрист Игнатиос, работы которого (14 сюжетных листовых миниатюр) отличаются линейным стилем, прозрачностью цветов и оттенков. Рукопись из Исфахана содержит 14 сюжетных миниатюр, которые отличаются эмоциональной выразительностью персонажей, особенно женских. В «Евангелии переводчиков» 1232 года персонажи отличаются драматизмом, цветовые оттенки напряжены. С 1224—1261 годов известны ценные княжеские рукописи из Хачена (Нагорный Карабах), которые своим художественным исполнением близки Евангелиям Игнатиоса и Ахпата. Своей роскошью и художественными особенностями отличается «Евангелие Ерзнка» 1269 года. Мастера миниатюрной школы Гладзора конца XIII-го, середины XIV века Матеос, Момик, Торос Таронаци, Аваг, отличаются художественным стилем, и каждый своеобразно носит влияние киликийской миниатюрной школы. Момик, будучи также архитектором и скульптором, создал своеобразные миниатюрные типажи, изобразив персонажей более многопланно, чем представители киликийской школы. Уже в 1320-гг. Саргис Пицак возрождает все виды тематической миниатюры, его творчество характеризуют симметричные композиции, плоскостный геометризованный стиль и т. д.. Торос Таронаци в своих хоранах и иллюстрациях титульных листов внедрял необычные, имеющие древнейшие художественные корни орнаментальные мотивы. В его миниатюрах горы и реки «подвижны», полны внутренней жизни, лица людей изображены лирично. Крайне напряженным изобразил внутренний мир своих героев миниатюрист Аваг, который продолжил некоторые традиции киликийской школы 70—80-гг XIII века. Самые ранние армянские миниатюры со светским содержанием пишутся, в основном, с XIII века[4]. Продолжение традиции гладзорской миниатюрной школы отмечается в Татевe, где Григор Татеваци писал также толкование к рисункам хоранов, а в 1378 году сам иллюстрировал одно Евангелие. В нем сохранены художественные типажы Тороса Таронаци, однако менее выразительны.
Миниатюра, XIII век, Киликия

Со второй половине XIV века, в связи с потерей армянским народом национальной государственности, армянская культура временно развивается больше в диаспоре — Италия, Крым, Константинополь и т. д.. В самой Армении ценные рукописи продолжали создаваться в Сюнике и Бардзр Айке (Высокая Армения). В последнем особо замечается влияние византийского «палеологического» художества. Миниатюрные традиции Высокой Армении прямо продолжают армянские миниатюристы Крыма — Григор Сукиасанц, Натер и его сын Аветис, Нигогайос Цахкарар и другие. В Средневековье были созданы особые руководства по изобразительному искусству — «Паткерусуйцы». Самая древняя из сохранившихся рукописей - «Паткерусуйц» относится к XV—XVI вв.[9]. Среди армянских миниатюристов эпохи отличается также Акоп Джугаеци (XVI—начало XVII века), по версии некоторых историков считающийся последним крупным армянским миниатюристом. Возникновение армянского книгопечатания и станковой живописи имели негативную роль для дальнейшего развития средневековой миниатюры.
[править] Киликийская школа
Миниатюра, 1260 год

Армянская миниатюра и книжное искусство XIII столетия наибольшего развития достигает в Киликии[1]. Киликийксая школа была сформирована в XII веке, просуществовав до 80-гг. XIV века. В этот период в грачтунах Дразарка, Скевры, Акна, Грнера, Бардзраберда работали талантливые художники Григор Мличеци, Костандин, Вардан, Киракос, Ованес, Торос Рослин, Григор Пицак, Саргис Пицак. Древнейшие рукописи этой школы в основном из Дразарка. Со второй половины XII века один из центров киликийской школы миниатюры становится Скевра, где были формированы его основные принципы. Известны имена трех миниатюристов из Скевры - это Вардан, Костандин и Григор Мличеци. Известная рукопись Мличеци — «Книга скорбных песнопений» Нарекаци, иллюстрированная в 1173 году. К 1193 году относится «Евангелие Скевры» того же миниатюриста. В последней работе уже более ощутимы новые характерные черты киликийской армянской миниатюры. Эта школа снова возродилась после правления Хетума I-го, во второй половине XIII века, чему предшествовал сравнительный упадок первой половины того века.

Начало развития грчатунов Ромкла относится 60-гг. XII столетия. Древнейшая иллюстрированная рукопись из Ромкла — Евангелие 1166 года. Город Ромкла становится центром развития киликийской школы миниатюры во второй половине XIII века. Это развитие тесно связано с деятельностью католикоса Костандина I Бардзрабердци. Первый мастер этой школы — Киракос. Большая часть рукописей Ромкла (в том числе Тороса Рослина) была создана по заказу киликийского католикоса. Наряду с Киракосом еще одним мастером миниатюры 40—60-гг. XIII века был Ованес. Сохранились значительное количество рукописей неизвестных художников второй половины столетия. Хотя система иллюстрирования Евангелий изменилась незначительно, существенно обогатился их тематический и орнаментальный охват. Торос Рослин дает новые иконографические изводы евангелическим темам. Его высокие классические работы оживляются тем, что миниатюрист использовал реальных типажей и лиц для создания евангелических образов. Хораны и сцены сопровождены изображениями библейских пророков. Рослин развивает цвет до тончайших оттенков, использует богатые прозрачные тоны, придает персонажам необыкновенную естественность. Торос Рослин и последующие представители киликийской придворной школы во многом опередили итальянскую треченто XIV века. В «Евангелии царицы Керан» (1272 г.), «Евангелии принца Васака», «Лекционарий Хетума II» (1286 г.) и других работах 1280-гг. автор синтезировал изобразительные методы армянской и других культур. Художники того времени развивают стиль Рослина в сторону некоторой драматизации образов. Блестящими образцами библейской иллюстрации являются Библии школы Ованеса Аркаехбайра 1263—1266 и 1270 годов, а также «Библия царя Гетума» 1295 года. Однако в целом, после падения Ромкла (здесь находилась престол католикоса) в 1292 году, киликийская миниатюрная школа терпит упадок, тематические миниатюры почти не создаются.
[править] Галерея, XIII—XV века

*

Миниатюра Тороса Рослина, 1262 год
*

Миниатюра Саргиса Пицака, 1331 год
*

Левий Матфей, миниатюра Саргиса Пицака
*

Миниатюра Тороса Рослина, 1266 год

*

Миниатюра из Евангелия принца Васака, XIII век
*

Манускрипт, XIV век
*

Манускрипт, 1287 год
*

Аварайрская битва, миниатюра XV века

[править] Гладзорская школа
Миниатюра Тороса Таронаци, Гладзор, 1323 год

Гладзорская школа миниатюры[10][11] развивалось в монастыре Гладзор в грачатуне Гладзорского университета[12] с конца XIII-го до середины XIV века. В результате монгольских нашествии культурная жизнь Армении переживает временный упадок и только в конце XIII столетия благодаря княжеским домам Сюника Орбелян и Прошян удается вновь реанимировать творческую жизнь страны. Гладзорская школа миниатюры охватывает 60-летний период. Ранние представители этой школы Ованес и Матевос (Евангелие, 1292[13]). Среди видных представителей — Момик и Торос Таронаци[14], оставили значительный след в истории армянской средневековой культуры. Один из лучших работ последнего — «Библия Есаи Нчеци», создана в 1318 году[15]. Миниатюристу Аваку принадлежит иллюстрация Евангелия 1329 года[12]. В орнаментальных мотивах, будучи под сильным влиянием киликийской школы, художники Гладзора во многих элементах проявляют значительную самостоятельность стиля. Одной из особенностей этой школы — своеобразная палитра цвета. Здесь встречаются мастерские художественные решения, в частности уникальный синтез черного и золотистого цветов. Традиции киликийской миниатюры в Гладзоре были развиты своеобразно, примыкая также к прогрессивному «палеологическому» искусству того времени. Характерные черты этого развития больше всего заметны во втором этапе развития гладзорской школы миниатюры, в работах младших мастеров. В дальнейшем, традиции гладзорской школы продолжились также в разных культурных центрах средневековой Армении. Если мастера Гладзора осуществили художественную обработку и синтез разных миниаюрных школ Армении, то некоторые из их прямых учеников оставили след в истории армянской миниатюры только повторением художественного стиля учителей. Гладзорская школа миниатюры являлась той частью средневекового армянского книжного искусства, которое больше всего носило влияние монументального и других видов искусств (Момик и Матевос были также архитекторами и скульпторами).
[править] Васпураканская школа
Вход Господень в Иерусалим, миниатюрист Ованнес Хизанеци, Васпуракан, 1392 год

Васпураканская школа художественной миниатюры[16] являлась самым большим и долговечным в истории армянской миниатюры. Рукописи, особенно XIII—XIV веков, своим художественным стилем прямо противоположны традициям тонкой художественной школы Киликии. Здесь преобладает более простой стиль и линейно-орнаментальный подход. Художественный стиль более архаичный, персонажы фронтальные. Первые центры этой школы формировались на севере Васпуракана — Арчеш, Арцке, Беркри. В позднем Средневековье намечаются изменения в стилевых и образных подходах миниатюристов. Видные мастера времени — Симеон Арчишеци, Хачер, Овисан, Меликседек, Вардан Арцкеци, Степанос. Среди особенностей миниатюрной техники XIII—XIV веков отмечается интерес к декоративно-плоскостным формам. Художники-миниатюристы достигают раскрытия темы, внутреннего драматизма как артистизмом штриха и цвета, так и краткими и ясными формами, вплоть до использования семантических и символических знаков. Первоочередное место дается одной из особенностей средневекового искусства — разномасштабности. Васпураканская школа миниатюры своим художественным и стилевым единством в целом носит религиозно-догматический характер, значительно наполненное местным национальным «художественным фольклором». Возрождением этой школы считается промежуток от 40—50-гг. XIV века до XVI век включительно. Бурно развиваются такие центры рукописного искусства, как Агбак, Ахтамар, Мецоп, Лим, Востан, Вараг, Хлат, Ван, и т. д.. В этот период был формирован особый стиль этой школы. Одним из первых мастеров школы становится Киракос Агбакеци, ему следует Закария Ахтамарци. Большой популярности достигают миниатюристы Востана, среди которых наиболее видный мастер Церун Цахкох. Его последователи - Туман, Псак, Григор Хлатеци, Аствацатур Абега и др.. Один из крупных центров этой школы был Хзан, где сохранились свои особые традиции до самого конца XVI века. Здесь творили талантливые миниатюристы Рстакес, Ованес Хизанци, Мкртич (40—70-гг. XV в.), Ованес (XV в.), Хачатур (XV в.) и др. Деятельность художников Багеша (и окраинных культурных центров) начинается сравнительно поздно — XVI—XVII вв.. Характерные черты васпураканской школы миниатюры больше проявлены в лучших работах второй половины XIV века и XV века в целом. Этот стиль сильно отличается декоративно-орнаментальным обликом. С конца XV-го — начала XVI века традиционный стиль школы начинает меняться. Отдельные художники (Минас, Исраель Ерец, Карапет Беркреци, Карапет Ахтамарци (XV в.), Закария Гнунеци, Вардан Багищеци, Хачатур Хизанци (XVI в.) еще сохраняли дух и мышление средневековой армянской миниатюры, однако уже с XVII века под влиянием особенно европейской книжной иллюстрации стиль и художественное мышление значительно меняются. В той или иной степени деятельность васпураканская школа продолжилось до XVIII века.
[править] Татевская школа
Миниатюра Григора Татеваци, 1378 год

Действовала в Татевском университете. Согласно историческим источникам в Татеве преподавалось искусство художества и книжной иллюстрации[17]. Сохранились сравнительно малочисленные, но ценные миниатюры этой школы XIV—XV веков[10][18] (в Татеве миниатюрная школа существовало уже в IX веке[6]). Здесь продолжены лучшие традиции гладзорской школы миниатюры[12]. Один из представителей татевской школы — Григор Татеваци, который в 1378 году иллюстрировал Евангелие[19]. Последний в своих трудах многократно рассматривает вопросы эстетики, принципы которых сам применял в своих художественных работах[17]. Мастерство Татеваци проявляется уникальной палитрой, где преобладают ярко-красный и синие цвета сочетаемые с коричневыми и желтыми оттенками. Его произведение отличается монументальностью и сохранностью пропорций фигур. Лица людей исполнены очень тонко и выразительно[17]. Один из лучших мастеров начала XV века — Айрапет (упоминается также именем Нагаш Айрапет). Сохранилась часть иллюстрированной им Евангелия 1407 года[20]. Сохранилась также «Айсмавурк» Айрапета[21]. Многокрасочные рисунки художника — зрелые творения миниатюрного искусства, отличаются красочностью оттенков и изысканностью. В конце XV века в Татеве действовал миниатюрист Абраам. Развивая традиции Татевской и Гладзорских школы миниатюры он носил влияние творчества Тороса Таронаци. В Татеве были иллюстрированы также рукописи без тематических миниатюр. Татевская школа миниатюры просуществовала около 50 лет, оставив значительный след в истории армянской миниатюры.
[править] Галерея, XV—XVII века

*

Портрет Григора Татеваци, 1449 год
*

Миниатюра Закаре, 1470 год
*

Миниатюра Акопа Джугаеци, 1610 год
*

Миниатюра Казара Бабердци, 1619 год

[править] Крымская армянская миниатюра
Миниатюра Григора Сукиасанц, Сурхат, 1332 год
См. также: Армянское культурное наследие в Крыму.

После ослабления и распада армянской государственности, Крым становится одним из центров развития армянской культуры[22]. В армянских церквях и монастырях Крыма были написаны и иллюстрированы сотни рукописей (по некоторым данным до 500[22]), из которых 300 ныне хранятся в Матенадаране. У художников крымской школы армянской миниатюры[2] ярко заметны все основы и традиции миниатюрного искусства Армении (особое влияние оказало киликийская школа, а также традиции художественной миниатюры Байбурт-Эрзурумской области[22]). Армянские миниатюристы создают высокопрофессиональное искусство, используя своеобразные сочетания штриха и разноцветности. Классический золотистый фон, часто заменялся темно-синим, что предавало миниатюрам особую выразительность и непостижимость. Наиболее важными центрами армянского книжного искусства являлись Кафа (ныне Феодосия) и Сурхат (ныне Старый Крым). Здесь творили Григор Сукиасанц, Аракел, Аветис, Степанос и др.. После захвата татарами Крыма в XV веке, армянская культурная жизнь переживает некоторый упадок. Новый расцвет армянского миниатюрного искусства намечается с XVII столетия. Среди наиболее известных мастеров эпохи были Нагаш Эолпе, Никогайос Цахкарар, Хаспет, и др.
[править] Рукописи
[править] Евангелие царицы Млке

Рукопись IX века, согласно памятной записи первого составителя, написана в 862 году. Хранится в библиотеке древних рукописей Венецианских Мхитаристов[6]. Содержит 6 хоранов, 4 изображения евангелистов, а также миниатюру «Воскрешение». Рукопись называется по имени царицы Млке — второй супруги царя Васпуракана Гагика Арцруни. Рукопись считается одним из важных источников для исследования раннесредневековой армянской миниатюры. Миниатюры «Евангелия царицы Млке» хронологически следуют 4 миниатюрам VII века в «Эчмиадзинском евангелии». Миниатюры имеют монументальный характер — множественные колонны, радугаподобные арки, гармоничное, геометрическое строение. В «Воскрешении» — на фоне авансцены четкая очерёдность групп сидящих и стоящих евангелистов в возвышенном положении. Две стоящие и две сидящие фигуры евангелистов указывают на истоки доиконоборческого периода (в частности Евангелие Рабулы).
[править] Эчмиадзинское Евангелие
Эчмиадзинское Евангелие, миниатюра VI—VII веков

Написано в 989 году писцом Ованесом в церкви Бхено Нораванк в Сюнике. Заказчик монах Степанос. Рукопись содержит 233 листa размером 35 на 28 см. Хранится в Матенадаране. Рукопись представляет собой Евангелие-тетр, т.е. Четвероевангелие). В конце рукописи добавлены два листа (228, 229), в которых содержатся 4 миниатюры VI—VII веков. Оклад из слоновой кости, работы VI столетия. Особую художественную ценность представляют миниатюры, которые своим символическим характером касаются Посланий. Насыщенные, в то же время тёмныe и мягкие оттенки с ограниченным использованием зеленого, синего и золотистого цветов, создают впечатляющее разноцветие. Лица и характер персонажей напоминают фрески Лмбатаванка[23]. «Эчмиадзинское Евангелие» играло важную роль в дальнейшем развитии армянского художества как в самой Армении, так и в Киликии.
[править] Карсское Евангелие

Рукопись XI века написана и иллюстрирована по заказу царя Карса Гагика Абасяна. Ныне хранится в монастыре Св. Акоба в Иерусалиме[24]. Состоит из 481 листов. Листы в некоторых местах были разрезаны, а затем снова отреставрированы. Обложка из кожи, тип письма (шрифта) — "еркатагир". Заглавные буквы украшены рисунками листьев, цветов, головами животных. На краях расположены изображения различных птиц, животных и т. д., которые уникальны по своему высокому художественному уровню как в армянской, так и в византийской миниатюре XI века. В восточном стиле изображены царь Гагик, принцесса Марем, царица Горандухт.
[править] Ахпатское Евангелие
Вход Господень в Иерусалим. Миниатюра из Ахпатского Евангелия. Миниатюрист Маркаре, 1211 год

Было создано в начале XIII века в Ахпате двумя писцами. Имя первого писца неизвестно, а второй — Акоп, создал Евангелие по заказу священника из Ани. В Евангелии 360 листов. Иллюстрировал Евангелие миниатюрист Маркаре из Ани. Рукопись украшают 10 хоранов, миниатюры «Вход Господень в Иерусалим» (Л. 166) и «Посвящение рукописи Иисусу Христу заказчиком священником Сааком и его братом Аракелом» (Л. 17а). В миниатюре «Вход Господень в Иерусалим», постройки отражают архитектуру Ани, однако остальные элементы, вплоть до одежд, входят в иконографическую формулу монофизитских рукописей. Миниатюры «Ахпатского Евангелия» отличаются семантической многослойностью и этнографической ценностью.
[править] Евангелие царицы Керан
Евангелие царицы Керан. Царь Левон II, царица Керан и их наследники

Евангелие было написано и иллюстрировано в 1272 году[25] в городе Сис Киликийской Армении по заказу царицы Керан. Писец Аветис. Рукопись хранится в Иерусалиме, в церкви св. Акобянц[26]. Имя миниатюриста неизвестно. Одна из главных миниатюр изображает царя Левона III, царицу Керан вместе с наследниками. Миниатюра, кроме высокого художественного значения, имеет также и историческую ценность. Миниатюры, изображающие разные эпизоды жизни Христа («Рождество», «Распятие», «Воскрешение Лазаря», и т. д.), сохранив канонические художественные подходы, объединяют лучшие традиции киликийской школы второй половины XIII века.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:38 PM | Сообщение # 35
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
История армянского книгопечатания

Антон Армянин из Венеции, наряду с Марко Поло, был членом экспедиции в Китай, в результате которой, по некоторым предположениям, европейцы заимствовали технику ксилографической печати[1]. Николай Гаврилович Спафария-Милеску (1636—1708), посетивший Китай в 1676 году вместе с русским посольством, писал: «Пушки лити, и ходити по морю матицами навыкли, такожде и книги печатати от китайцев во Европе научились. Понеже когда калмыки и татары взяли Китай, и с ними пришли в Китай патер Одерик, и Антон армянин, и Марко Павел венецыанин, и подлинно они во Европу из Китая те художества принесли»[2]. Это подтверждает видный русский исследователь письменности и книгопечатания Е. Л. Немировский[3].
[править] XV век. Предыстория
Страница книги Шильдбергера, где впервые был напечатан армянский текст

В XV веке и в последующий почти 250-летний период развитие книгопечатания в Армении было практически невозможным — в связи с политической нестабильностью, бесконечными войнами и связанными с этим разрушениями, а также из-за отсутствия связей с европейскими культурными центрами.

Первый печатный текст на армянском языке (молитва «Отче наш», набранная латиницей) был опубликован в описании путешествия Иоганна Шильтбергера, изданном в Майнце в 1475 году[4]. Автор посвятил Армении несколько глав, в которых он приводит отдельные армянские слова (также латиницей). Молитве «Отче наш» на армянском, согласно Шильдбергеру, его научили карабахские армяне в 1420-х гг.

DAS ARMENISCH (ERMENISCH) PATER NOSTER

Har myer ur erqink; es sur eytza annun chu; ka archawun chu; jegetzi kam chu [worpes] hyerginckch yer ergory; [es] hatz meyr anhabas tur myes eisor; yep theug meys perdanatz hentz myengkch theugunch meyrokch perdapanatz; yep my theug myes y phurtzuthiun; haba prige myes y tzscharen. Amen [5]

В 1486 Бернард фон Брайнденбах в книге «Путешествие к священной земле» напечатал армянский текст ксилографическим способом. Этот текст представляет из себя армянский алфавит, где параллельно даны также названия букв.

Тем самым первые печатные тексты на армянском языке появились ещё в эпоху инкунабулы.
[править] XVI век. Первопечатник Акоп Мегапарт
Первая армянская печатная книга «Урбатагирк», Венеция, 1512 год
Акоп Мегапарт

Первым издателем книги на армянском языке стал некий священник по имени Акоп[6], к имени которого в дальнейшем было добавлено прозвище «Мегапарт» («грешный»), согласно оставленной им памятной записи. Первая книга, изданная Мегапартом, называется «Урбатагирк» (Книга пятницы), она напечатана в 1512 году[7]. Эту дату принято считать началом истории армянского книгопечатания[8]. «Урбатагирк» — средневековый медицинский сборник, в котором, наряду с другими текстами, приведена 41-я глава «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци (X в.). В следующем, 1513 году Мегапарт издал ещё 4 книги (в хронологическом порядке): «Патарагатетр» (каноны богослужения Армянской апостольской церкви), «Ахтарк» (сборник астрологических трактатов, примет и статей о врачевании), «Парзатумар» (календарь на 36 лет и предсказания), «Тагаран» (сборник произведений видных средневековых армянских авторов, таких как Нерсес Шнорали (XII в.), Фрик (XIII в.), Мкртич Нагаш (XV в.), Ованес Тлкуранци (XVI в.) и др.)[9]. Памятная запись есть только в конце «Патарагатетра»[7]:

«Сии священные буквы написаны в году 962 (1513 от Рождества Христова) в богохранимом граде Венеж, что есть Венеция, во Франкистане, рукой грешного Акопа. Кто прочтёт (их), да попросит у Бога отпущение грехов моих».

В конце книг, изданных Акопом, отпечатан крестообразный знак с латинскими буквами D. I. Z. A.. Они расшифровываются следующим образом: Dei servus — раб Божий, Iakobus — Акоп, Zanni — Цанни (ян), armenius — армянин (по версии K. Басмаджяна)[6][10]. Книги отпечатаны чёрной и красной краской, хорошо иллюстрированы. Согласно мнению члена-корреспондента РАН А. Сидорова издания Мегапарта были привезены в Москву и использовались русским первопечатником Иваном Фёдоровым[11].

Вторым армянским книгопечатником считается Абгар Тохатеци. Он был видным деятелем армянского освободительного движения конца XVI столетия. Находясь в Италии со специальной политической миссией[12], он основывает печатное дело, получив соответствующее разрешение от папы римского Пия IV[12]. В 1565 году в собственной типографии в Венеции он печатает календарь и «Псалтырь»[12]. Позже Тохатеци переезжает в Константинополь, где в 1567—1569-гг. издаёт ещё 6 книг: «Малую грамматику или азбуку», «Тонацуйц» (календарь церковных праздников), «Парзатумар» (календарь), «Патарагаматуйц-Ахотаматуйц», «Песенник» и «Маштоц» (сборник церковных обрядов)[12]. В 1579 году его сын Султаншах в Риме заказывает новые армянские печатные шрифты, которые в дальнейшем становятся самым распространёнными в армянском книгопечатании (корпус). Усилиями Султаншаха и Ованеса Терзнци, переехавшего из Армении в Рим (1584), издается «Григорианский календарь» (в типографии Dominici Basea[12]) и другие церковно-религиозные тексты. В Венеции в 1587 году он издает псалтырь. Последнее издание армянских книгопечатников XVI века, которое называется «Краткое учение церковнослужения», вышло в 1596 году.

Некоторые европейские авторы этого же периода разместили в своих книгах армянские печатные или ксилографические тексты. Например в книге «Linguarum» (лат.) востоковеда Гулиельма Постела, вышедшего в 1538 в Париже издан армянский ксилографический текст. Аналогичные тексты есть также в следующих изданиях:Кондрат Геснер, «Mithridat» (Цюрих,1555), Блез де Вижнер «Книжка о письменах» (Париж, 1586), Петр Гетаний Пальма, «Образцы» (Париж, 1596). Армянские тексты подвижными (гутенбергскими) шрифтами есть в книге «Введение» итальянского востоковеда Тезея Амбросия (1539) и в книгах немца Леонарда Турнайзера (Берлин, 1583; Кёльн, 1587). По существующим данным, в течение первых ста лет существования армянского книгопечатания были изданы 32[13] наименовании книг, 19 из которых армянскими книгопечатниками исключительно на армянском языке.
[править] Хронология армянского книгопечатания XVI века
Печатный знак Мегапарта
«Тагаран» («Песенник»), 1513 год, Венеция
Название книги Место издания Издатель, книгопечатник Год
Урбатагирк Венеция Акоп Мегапарт 1512
Патарагатетр > > 1513
Ахтарк > > >
Парзатумар > > >
Тагаран > > >
* Г. Постель, Linguarum Париж Гулиельм Постел 1538
* Тезеос Амбросий, Введение Бавия Тезеос Амбросий 1539
* К. Геснер, Mithridat Цюрих 1555
Разнообразный календарь Венеция Абгар Тохатеци 1565
Псалтырь > > >
Маленькая грамматика Константинополь > >
Календарь церковных праздников > > >
Парзатумар > > >
Патарагаматуйц-Ахотаматуйц > > >
Песенник > > >
Маштоц > > 1569
Армянские письмена (образцы) Рим Султаншах, Гранжон 1579
* Леонард Турнайзер, KAI' EPMHNEIA Берлин Вольтцен 1583
* Леонард Турнайзер, МЕГАЛН ХУМIA > > >
Григорианский календарь Рим Ованес Терзнци, Султаншах 1584
Православное вероизповедание > > >
Канон благославления (В книге Маркантонио Колонаций «Hidragiologia») > Султаншах 1586
* Блез де Вижнер, Книжка о письменах Париж А. Л. Анжелье >
* Второе издание > > >
Псалтырь Венеция Ованес Терзнци 1587
* Леонард Турнайзер, Magna Alchimia Кёльн Иоган Гимнициум 1587
* М. Пасна, Della Libraria Рим Дж. Руфинелло 1590
Рокка, Апостольская библиотека Рим Ватиканская типография 1591
* Lords Prayer Франкфурт 1593
Краткое учение церковнослужению Рим Ованес Гопузенц 1596
* Петр Гетаний Пальма, Образцы Париж С. Пройосто >
* Th. De Brey, Alphabeta Франкфурт >

* — Иноязычные издания с армянскими отрывками
[править] XVII век. Восканяновская типография
Портрет Ованеса Карматенянца

В начале XVII века Ватикан начинает проявлять больше интереса к народам востока, в том числе к армянам, с целью распространения среди них католичества. С этой целью Папа римский Урбан VIII в Риме основывает специальное издательство, где в течение XVII столетия было отпечатано около 30 наименований книг на армянском языке, в основном религиозного характера, а также словари и другие сборники для изучения миссионерами армянского языка.

Переехавший из Армении во Львов Ованес Карматенянц в 1616 году создает типографию [14][15] и в течение 1616—1618 печатает «Псалтирь», «Врачебник» и «Молитвенник» (последний на кыпчакском языке армянскими буквами).

В 1638 году в церкви св. Аменапркич (св. Спасителя) в исфаханском армянском районе Новая Джульфа Хачатур Кесараци (1590—1646) и несколько его сподвижников собственными силами (без европейского специалиста) конструируют типографию и бумажную фабрику. С 1639 по 1642 год они издают «Псалтирь», «Житие отцов», «Хордатетр» (сборник канонов церковнослужения) и «Часослов». Новоджульфинская армянская типография была первой типографией на территории Ирана[16]. Их дело продолжает Ованес Джугаеци. Последний в 1644 году, издав в Ливорно «Псалтирь», перемещает свою типографию в Новую Джульфу где в 1647 печатает «Парзатумар» (календарь). Далее он предпринимает издание Библии, которое, однако, остается незавершенным. С некоторыми перерывами типография Новой Джульфы действует до настоящего времени.

Однако самым крупным событием в истории армянского книгопечатания XVII века стало основание Восканяновской типографии. Католикос Акоп Джугаеци с намерением создания постоянной типографии для Эчмиадзинского собора отправляет церковного нотариуса Матеоса Цареци в Европу[17]. Ему удается в 1658—1660 гг. в Амстердаме создать типографию (им. св. Эчмиадзина и св. Саркиса). В 1664 году руководителем типографии становится Воскан Ереванци[17], один из видных представителей армянской интеллигенции той эпохи. Типография в 1669 году из Амстердама перемещается в Ливорно, оттуда в Марсель[17] (получив специальное разрешение от французского двора), где она действовало до 1686-го года, издав более 40 наименований армянских книг. Впервые армянская типография действует столь долго и её деятельность становится столь плодотворной. Восканяновская типография издавала как религиозные, так и светские книги, в том числе: Библия (1666—1668, первое издание[17]), «Гимнария» (1665), «Псалтирь», «Маштоц» (сборник канонов церковнослужения), «Часослов», а также «Книга алфавитная», «Грамматика» (автор Воскан Ереванци), «География», басни Вардана Айгекци (два издания, 1668 и 1683 год), «История» Аракела Даврижеци (1669) и т. д. Одним из наиболее важных изданий, вышедших здесь, становится «Математика» (1675) — первая печатная книга на новоармянском языке (ашхарабар). В 1673 году в Марселе впервые предпринимается полное издание «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци, однако католическая церковь запрещает выход книги[17]. Здесь печатается труд армянского языковеда-грамматика Ованеса Олова «Краткое риторическое искусство» (1674), с которого фактически начинается новый этап научного изучения стилистики армянского языка. Издательская деятельность Воскана Ереванци имела основополагающее значание в истории армянского книгопечатания. Впервые тираж книг вырос с нескольких сотен экземпляров до нескольких тысяч[17]. Книги из этой типографии отличались своей исправностью (тексты), издательской культурой. Воскан Ереванци практически стал основателем непрерывного армянского книгопечатания. Его ученики в разных городах создают новые типографии. Так, Матеос Ванандеци, переехав в Амстердам в 1685 году, развивает здесь издательскую деятельность. Здесь действуют видные культурные деятели и учёные Товмас Ванандеци и Гукас Ванандеци. Впервые печатаются «История Армении» Мовсеса Хоренаци и «Всеобщая география» (оба в 1695-ом), несколько научных трудов Гукаса Ванандеци. Типография действовала до 1717 года[18], когда в Венеции было основано Мхитаридское Аббатство. Последнее превратилось в главного продолжателя дела армянского книгопечатания в Западной Европе.
Первое издание «История Армении» Мовсеса Хоренаци, Амстердам, 1695 год
Первое издание Библии, 1666—1668 гг., Амстердам

В 1686 в Венеции ученик Воскана Ереванци Тадеос Амазаспян при материальной поддержке торговца Гаспара Саградяна создает типографию и в 1688 году печатает большой «Чашоц» (1222 стр., сборник текстов церковного богослужения с полудня до вечера). В 1687 при материальной поддержке Наапета Гулназара в «Армянском доме» Венеции было издано «Толкование псалтырей» — второе издание на новоармянском языке. С 1677 по 1678 в собственной типографии в Константинополе две книги издал Еремия Кёмурчян, а в конце XVII века здесь основывают типографии Саркис Евдокаци, Григор Марзванеци, Асатур Констанднуполсеци (двое последних стали главными лицами армянского книгопечатания Константинополя первой половины XVIII века). Ованес Олов становится самым издаваемым автором в 300-летней (1512—1800) истории армянской древнепечатной книги. Он при жизни издал более 30 наименований собственных и переводных трудов.

В эту эпоху в Венеции армянские книги печатали также итальянские и греческие книгопечатники Дж. Бобис, Дж. Моретти, Микельанжело Барбони, Антони Бортоли, Джиовани Башо, Стефано Орландо, Пьеро Вальвази, Деметриу Теодосиу и др.
[править] Хронология развития армянского книгопечатания в XVII веке
Книгопечатник Город Год основания
Ованес Карматенянц Львов 1616
Хачатур Кесараци Исфахан 1636—1638
Матеос Цареци Амстердам 1658—1660
Товмас, Матеос и Гукас Ванандеци Амстердам 1685
Еремия Кёмурчян Константинополь 1677
Саркис Евдокаци Константинополь конец XVII века
Григор Марзванеци Константинополь конец XVII века
Асатур Констанднуполсеци Константинополь конец XVII века
[править] XVIII век
Конституция Армении Ш. Шаамиряна, Мадрас, 1773 год

Мхитар Себастаци (1676—1749) и его ученики, обосновавшись в Венеции, в итальянских типографиях издавали армянские книги как светского, так и религиозного содержания. Из этих книг известны «Грамматика новоармянского языка» (1727) и «Словарь армянского языка» (т. I, 1749) Себастаци, а также несколько других издании. Здесь вышли также Библия (1733) и «История Армении» (1784—1786) Микаэла Чамчяна. К 1789 году Мхитаристы на острове св. Лазара (Венеция) основывают собственную типографию[19], что придало их деятельности новый импульс. Другая ветвь Мхитаристов, обосновавшись в Триесте в 1775 году, создаёт ещё одну типографию[19]. До переезда в Вену, в течение 35 лет, они издали около 70 наименовании книг (из которых 25 на турецком языке для туркоговорящих армян)[19].

Начиная с конца XVIII века армянское книгопечатание постепенно перемещается с Запада на Восток, и его центром становится Константинополь, один из главных центров армянской диаспоры[18]. Этот город по числу наименований книг на армянском языке, напечатанных до 1800 года, занимает первое место (350 наименований). На втором месте Венеция с примерно 260 наименованиями. В этом столетии в Константинополе были известны типографы Саркис Дпир, Мартирос Дпир, Чнчин Ованес, Степанос Петросян и наконец главный типограф при османском дворе Погос Арапян (1742—1835), который в течение многих десятилетий был одним из ведущих книгоиздателей Османской империи. Он организовал в Тифлисе (Тбилиси) дворянскую типографию и издал книги на грузинском языке (1781—1783-гг.), способствовал усовершенствованию Эчмиадзинской типографии. В Константинополе Арапяны владели несколькими крупными типографиями, в которых в конце XVIII-го, в первой половине XIX века вышли около 150 наименовании армянских высококачественных изданий. Во всем Константинополе в конце XVIII века существовало более 20 армянских типографий[20], в которых были изданы труды историографов Агатангелоса, Фавстоса Бузанда, Егише, Степаноса Орбеляна, философов Давида Анахта, Григора Татеваци, Симеона Джугаеци, и других. Издавались также азбуки, календари, песенники, грамматические труды, учебники, духовные и религиозные книги.
Карта армянского книгопечатания XVI—XVIII веков

Во второй половине XVIII века армянское книгопечатание появилась как на территории самой Армении, так и в России и Индии. В 1771 году католикос Симеон Ереванци в Эчмиадзине основывает первую типографию на территории Армении. Здесь в 1772 году выходит книга «Духовный сад» (первое издание на территории Армении). Спустя почти 260 лет после своего возникновения армянское книгопечатание обосновывается на родине. В Эчмиадзине создается также бумажная фабрика. До конца столетия в Эчмиадзинской типографии были издано около 13 наименовании книг.

В то же самое время армянское книгопечатание появляется в Индии. В городе Мадрас в 1772—1773 гг. в типографии Шаамира Шаамиряна вышли 2 книги, в том числе его «Западня честолюбия» — конституция будущей независимой Армении[21]. Обе книги посвящены вопросам восстановления армянской государственности. Далее армянское книгопечатание развивается больше в Калькутте[21]. В Индии, в городе Мадрас, вышла первое периодическое издание на армянском языке — журнал «Аздарар» (1794—1796), под редакцией Арутюна Шмавоняна[21].

В 1781 году в типографии новоджульфийца Григора Халдарянца издается учебник «Алфавитная книжка». До 1788 года эта типография издает около 15 наименовании армянских книг, в том числе труды Нерсеса Шнорали, Егише, а также армяно-русский словарь (в авторстве Халдарянца). После смерти Халдарянца типография перемещается в Новый Нахичевань (1790), оттуда в Астрахань (1796). Это типография была первой на юге России[22]. До конца века в трех городах печатаются около 50 наименований книг.

С 1512 по 1800 год армянское книгопечатание существовало в следующих городах: Венеция, Константинополь, Рим, Париж, Бавия, Цюрих, Берлин, Кёльн, Франкфурт (Майни), Львов, Новая Джульфа, Ливорно, Амстердам, Марсель, Лондон, Лейпциг, Падуа, Парма, Харлем, Нюренберг, Измир, Эчмиадзин, Мадрас, Триест, Калькутта, Санкт-Петербург, Новый Нахичевань, Астрахань. В течение этого времени было издано более 1154[13] наименований книг на армянском языке

*

Абгар Дпир, Псалтирь, 1565 год
*

Григорианский календарь, Рим, 1584 год
*

«Житие отцов», Джульфа, 1641 год
*

«Книга миров», Амстердам, 1668 год
*

«Математика», Марсель, 1675 год
*

Апракос, Венеция, 1686-1688 гг.
*

«История Армении» Агатангелоса, Константинополь, 1709 год
*

Грамматика армянского языка М.Себастаци, Венеция 1730 год.

[править] XIX век

Первая половина XIX века в истории армянского книгопечатания характерна соперничеством изданий на древнеармянском и новоармянском языках. Так, если в XVII веке были напечатаны всего 3 наименования книг на новоармяском, в XVIII веке — около 20, то в первой половине XIX века эта цифра увеличилось до 320 наименовании, а в конце того же века уже бо́льшая часть книг издавалась на новоармянском языке.

В 1801—1920 годах армянское книгопечатание продолжает развиваться в основном за пределами Армении. Важную роль сыграла типография Нерсисяновской семинарии (Тифлис), которая действовало с 1823 по 1860, издавая не только книги, но и периодические издания, такие как «Кавказ», «Пчела Армении», которые сыграли огромную общественно-культурную роль. Здесь впервые был издан роман «Раны Армении» (1858) Хачатура Абовяна. В Тифлисе армянское книгопечатание развивалось на базе типографий Г. Патканяна, Г. Мелкумяна, Г. Энфиачяна, Г. Мартиросяна и ряда других. В них издавались также более 170 наименований газет и другие периодических изданий. Кроме Тифлиса издания на армянском языке печатались и в других городах Российской империи.

В XIX веке, однако, Константинополь со своими 130 армянскими типографиями был фактическим центром национального книгопечатания. До 1920 года здесь печатались более 350 наименований армянских периодических издании. В городе Измир печатались, кроме сотни наименований книг, около 50 наименований периодических издании. Армянские типографии действовали и в других городах Турции.

В 1801-1920 годах возрождается армянская типография Мхитаристов. В св. Лазаре печатаются труды армянских летописцев, армяноведов Г. Аветикяна, М. Авгеряна, Х. Сюрмеляна («Новый словарь армянского языка», т. I—II, 1836—1837). Мхитаридская типография более 200 лет действовало почти беспрерывно, и является самым долгодействовавшим учреждением в истории армянского книгопечатания.

В этот период армянские типографии существовали в Иерусалиме, Египте (Каир, Александрия), Сирии (Алеппо, Дамаск), Иране (Новая Джульфа, Тегеран, Табриз), Франции (Париж, Марсель, Монпелье), Англии (Лондон, Манчестер), Болгарии (Варна, Русчук, Филипе, София и т. д.), Румынии (Бухарест, Галац и т. д.), Кипре (Никосия), Швеции (Стокгольм), США (Нью-Йорк, Бостон, Уотертаун, Фрезно, Чикаго, Детройт и т. д.), Канаде (Провиденс, Джорджтаун), Греции (Афины), Швейцарии (Женева, Лозанна), Германии (Берлин, Марбург), Венгрии (Будапешт) и т. д.

Со второй половины XIX века особую роль начинают играть крупные национальные издательства. Так, например, к 1880 году в Тифлисе (Тбилиси) создается «Тифлисская организация издания армянских книг», позже «Закавказская армянская издательская организация». Тогда же развивают свою деятельность армянские издательства «Организация книгопечатников», «В. Зардарян», «П. Паленц», «А. Ашчян» (все в Константинополе). Похожие национальные книгоиздательские организации действовали в Измире (Турция), Москве, Баку.

В самой Армении главным центром книгопечатания оставался Эчмиадзин. В эту эпоху армянское книгопечатание появляется и в других уголках исторической Армении: 1827 в Шуше, 1858 в Ване, 1863 в Муше, 1876 в Александрополе, 1890 в Новом Баязете, в 1909 в Горисе, а также в Карине, Харберде, Гандзаке, Шатахе, Ерзнка, Карсе, Ахалкалаке, Аштараке. В Ереване в 1875-ом типографию основывает Закария Геворкян (Акопян). Первая книга, напечатанная в Ереване (календарь) вышла в конце 1875-го года. Второй книгой, напечатанной здесь, стал сборник стихотворений Эмина Тер-Григоряна «Птичка» (1876 год). В этой типографии печаталось также первое периодическое издание в Ереване — вестник «Псак» («Корона»). До начала XX века в Ереване действовали также типографии «Культура», «Урартия», «Луйс» («Свет») и т. д.

Согласно Энциклопедическому словарью Брокгауза и Ефрона в течение однолетнего периода 1892—1893 гг. на Кавказском крае были изданы 84 наименовании книг на армянском, 66 на грузинском и 2 на азербайджанском языках[23].

Число наименований армянских печатных книг с 1801 до 1920 год достигает 15-20 тысяч, число наименований периодических изданий — около 2 тысяч.
[править] XX век
Gradaran.jpg

После советизации Армении постепенно центром армянского книгопечатания становится Ереван, где в 1921 году организовывается Государственное издательство. Оно берет на себя функции редактирования и организации печатных изданий. В нём издаются политические, художественные, детские и научные издания со сравнительно большими тиражами. Отделившееся от «Госпечати» издательство «Луйс» (Свет) специализировалось в основном в сфере издания учебной литературы. В 1964 году издательство «Армгоспечать» (Айпетграт) было переименовано в «Айастан» (Армения). К 1976 году от последнего отделилось издательство «Советакан грох» (Советский писатель), которое в основном издавало художественные и литературоведческие произведения. Издательство Академии наук Армянской ССР издавало монографии научных работ и другую научную литературу, а также публиковало произведения армянских классиков и научные тексты из Матенадарана. Издательство Ереванского Государственного Университета с 1922 года печатает учебные пособия, сборники и научные монографии. С этого периода издательской деятельностью занимались также Национальная библиотека, организация «Гителик» (Знание) и ряд других. В 1980 году в Ереване действовало 20 типографий. С 1922 года до конца 1970-х годов в Армении были напечатаны около 45 тыс. наименований книг. В последние годы советской власти каждый год в Армении печаталось около 1 100 наименований книг. В этот период книги и периодические издания на армянском языке печатались также и в других республиках СССР.

С 1920 года (советизация Армении) до 1980-х годов главными центрами армянского книгопечатания в диаспоре являлись Стамбул, Каир и Бейрут (последний ныне является его основным центром). В это самое время в армянской диаспоре было напечатано около 21 тыс. наименований книг. Общее количество наименований армянских печатных изданий с 1512 по 1980 год превышает 80 тысяч.
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:38 PM | Сообщение # 36
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Система образования Республики Армения это упорядоченная совокупность образовательных учебных заведений и учреждений, основными составляющими которых являются: дошкольное образование, предусмотренное для детей от 3-х до 6-ти лет; общее среднее образование, состоящее из начальной, средней (или базовой) и старшей школ; начальное, среднее и высшее профессиональное образование; послевузовское образование, а также переподготовка и повышение квалификации специалистов[1].

Выпускники основной и старшей школ имеют право продолжить учебу в начальных, средних и высших профессиональных учебных заведениях. В республике действуют также негосударственные учебные заведения, школы, колледжи, вузы и т. д., которые не только обеспечивают предоставление услуг в области образования, но и вносят существенный вклад в развитие системы образования[1].

Образование в Армении имеет многовековую историю и является важным фактором проявления национальной самостоятельности, самосохранения. Одна из главных задач государства – сохранение и развитие системы образования, а также обеспечение её конкурентоспособности. Об этом свидетельствуют законы и решения, принятые после провозглашения независимости Армении[1].

Право на образование и законодательство

Республика Армения обеспечивает право на образование — независимо от национальности, расы, пола, языка, вероисповедания, политических или иных взглядов, социального происхождения, имущественного положения или иных обстоятельств. Согласно Конституции РА (ст. 39) каждый гражданин на конкурсной основе имеет право получить бесплатное высшее или другое профессиональное образование в государственных учебных заведениях. В 1999 г. Национальное Собрание РА утвердило Закон «Об образовании», способствуя тем самым развитию системы образования. В данном документе обеспечены также равные права мужчин и женщин на получение образования. В 2004 г. Правительство Армении утвердило «Новый национальный курикулум», поставивший ряд новых целей в сфере образования[1]. Образование в Армении управляется Министерством образования и науки Армении.
[править] Среднее образование

Среднее полное общее образование в Армении осуществляется в трехступенчатой средней общеобразовательной школе продолжительностью 10 или 11 лет по следующим ступеням:

* начальная школа (1-3 классы);
* средняя школа - первый цикл среднего образования длительностью 5 лет (4-8 классы) - основное общее образование;
* старшая школа - второй цикл среднего образования, открывающий доступ в высшую школу, осуществляемый в течение 2(3) лет (9-10(11)) классы)[2].

На заключительном этапе (цикле) среднего образования может осуществляться дифференцированное (поточное) обучение по дополнительным образовательным программам. Выпускники после прохождения государственной итоговой аттестации получают документ государственного образца о получении среднего (полного) общего образования (Mijnakarg Krtoutian Attestat)[2].

Ко второму циклу среднего образования приравнено также обучение в средних профессиональных учебных заведениях - колледжах и училищах. При обучении в этих учебных заведениях на базе основного общего образования, выпускники, наряду с освоением профессии, получают и среднее (полное) общее образование. Выпускники этих учебных заведений, имеющие среднее (полное) общее образование и аттестованные в соответствии с трехлетними средними профессиональными образовательными программами, получают квалификационную степень среднего профессионального образования - диплом младшего специалиста (Krtser Masnageti Diploma)[2].

Наличие аттестата о среднем (полном) общем образовании или признанного эквивалентным ему другого свидетельства является необходимым условием для поступления в вузы. Прием на все программы высшего образования осуществляется на конкурсной основе по результатам вступительных испытаний[2].

В учебных заведениях Республики Армения применяется 10-ти балльная шкала оценок.
[править] Высшее образование

К высшим учебным заведениям Армении относятся университеты, академии, институты, консерватория. Статус высшего учебного заведения определяется формой его образовательных программ, организационно-правовой формой, наличием государственной аккредитации. Государственная аккредитация осуществляется по учебным заведениям и преподаваемым в них специальностям. Лицам, прошедшим итоговую аттестацию, учебное заведение выдает соответствующий документ об образовании (свидетельство, диплом). Лица, прошедшие итоговую аттестацию по аккредитованным профессиям (специальностям) получают документ об образовании государственного образца.

В Республике Армения установлены следующие квалификационные степени высшего профессионального образования: бакалавр, дипломированный специалист, магистр[2].

Четырехлетнее обучение по большинству специальностей приводит к получению степени бакалавра, являющейся квалификационной степенью высшего профессионального образования, с выдачей соответствующего документа об образовании - Bakalavri Diploma. По результатам аттестации по не менее чем пятилетней высшей профессиональной образовательной программе выпускникам присваивается квалификационная степень высшего профессионального образования «Дипломированный специалист»[2].

Обладатели диплома бакалавра или диплома специалиста могут поступить на двухлетние программы высшего профессионального образования в магистратуру высших учебных заведений. Успешное завершение такой программы обучении приводит к получению Magistrosi Diploma, свидетельствующему о присвоении степени магистра - квалификационной степени высшего профессионального образования[2].

В Армении отсутствуют дополнительные требования о наличии трудового стажа и опыта работы для начала профессиональной деятельности по юридическим, педагогическим и инженерным специальностям[2].

Выпускники медицинских вузов после 6 лет обучения должны пройти дополнительный год профессиональной практики, так называемую интернатуру, прежде чем подать документы и Министерство здравоохранения и сдать квалификационный экзамен для получения лицензии на право профессиональной деятельности. После прохождения интернатуры студенты могут поступить в клиническую ординатуру, продолжительность обучения в которой в зависимости от специальности составляет от 2 до 4 лет, для получения углубленных знаний в узкой специализированной области медицины[2].

Докторские программы реализуются в аспирантуре, целью этих программ является подготовка научно-педагогических кадров. Продолжительность докторских программ от 2 до 3 лет. После защиты диссертации выпускнику присваивается звание кандидата наук (Gitoutunneri teknatsu), а при завершении программы без защиты диссертации, в основном в технических областях, выпускник получает звание инженер-исследователь (Engineer-investigator). Докторантура является наивысшим уровнем академической карьеры и приводит к получению звания доктор наук (Gitoutunneri Doctor)[2].
[править] История образования в Армении
[править] Вагаршапатская семинария

Вагаршапатская семинария — первая армянская высшая школа христианской Великой Армении. Основали Месроп Маштоц и Саак Партев после создания Маштоцем в 405—406 гг. армянского алфавита. Действовала до 510 года[3]. Снова открылся в 1441-ом, после возвращения армянского престола из Сиса (Киликия) в Вагаршапат (Эчмиадзин). На его основе в 1870-е была основана современная «Геворгская семинария».
[править] Амарас

В начале V в. создатель армянского алфавита св. Месроп Маштоц основал в монастыре Амарас первую армянскую школу, отсюда же началось распространение армянской письменности.
[править] ВУЗы Армении

Список вузов Армении

[править] Средне-специальное образование в Армении
[править] Государственные колледжи

Основная статья: Список государственных колледжей Армении

[править] Негосударственные колледжи

Основная статья: Список негосударственных колледжей Армении

[править] Статистика

По сообщению 1960 г. уровень грамотности составлял 100 процентов. В советское время армянское образование существовало в рамках стандартной советской модели полного государственного контроля учебных программ и методов обучения и тесной интеграции образовательной деятельности с другими аспектами общества, таких, как политика, культура, экономика. Как и в советское время, начальное и среднее образование в Армении является бесплатным, а окончание средней школы обязательным. В начале 1990-х, в Армении были внесены существенные изменения советской модели. Поскольку по меньшей мере 98 процентов студентов в вузах были армянами, учебные программы начали подчеркивать историю и культуру Армении. Армянский стал доминирующим языком обучения, многие школы, которые обучали на русском языке были закрыты к концу 1991 года. Русский язык по-прежнему широко преподаётся, однако, как второй язык[4].

В 1990-91 учебном году насчитывалось 1307 начальных и средних школ, в которых обучалось 608 800 учащихся. В 70-и среднеспециальных учебных заведениях насчитывалось 45900 учащихся и 68 400 студентов, обучались в общей сложности в 10 высших учебных заведениях. Кроме того, 35 процентов детей соответствующего возраста обучались в дошкольных учреждениях. В 1988-89 уч. году насчитывалось 301 студент (вузов и среднеспециальных учреждений) на 10 тысяч населения и эта цифра была несколько ниже, чем в среднем по Союзу. В 1989 году около 58 процентов армян в возрасте старше 15 лет завершили свое среднее образование, а 14 процентов имели высшее образование. В 1992 году в крупнейшем высшем учреждении Армении, Ереванском государственном университете, было 18 факультетов, где обучали около 1300 преподавателей и обучалось около 10 000 студентов. В 1989 году был основан Ереванский архитектурно-строительный институт. По состоянию на 1994 г. восемь других высших учебных заведений, которые расположены в Ереване, обучали в области сельского хозяйства, искусства и театра, экономики, музыки, техники и прикладной науки, педагогики и иностранных языков, медицины и ветеринарии[4].
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:39 PM | Сообщение # 37
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
Кинематограф Армении

История Армянского кинематографа
[править] Особенности Армянского кино
Московский драматический театр под руководством Армена Джигарханяна

Одной из основным особенностей армянского кино следует отметить присутствие армянской диаспоры кинематографа, в США, России, Франции армянские продюсеры, режиссёры и актёры пользуются большой популярностью, стоит отметить Кирка Киркоряна в США, владеющего одной из самых мощных киноиндустрий США — MGM (Metro Goldwyn Mayer), также вклад армян в формирование и создание современной киноиндустрии России. Во многом именно армяне диаспоры, добившиеся большой славы и популярности за рубежом, а также имеющие богатый опыт в этой сфере, способствовали созданию и развитию в Армении современной киноиндустрии, фестиваля «Золотой Абрикос» и т. д.
[править] Дудук в кино

Основная статья: Дудук

В 2005 году музыка исполняемая на армянском дудуке был признан шедевром Всемирного нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.[1]

Сегодня мы можем услышать дудук во множестве кинофильмов. Он стал одним из популярнейших инструментов и для исполнения музыки к голливудским саундтрекам. Первым фильмом с мировым именем, в котором прозвучал дудук, стало «Последнее искушение Христа». Затем последовали другие фильмы и телесериалы. Наиболее известные из них перечисляются в нижеследующем списке

* «Арарат»;
* «Русский дом»;
* «Ворон»;
* «Зена — королева воинов»;
* «Онегин»;
* «Гладиатор»;
* «Халк»;
* «Александр»;
* «Страсти Христовы»;
* «Мюнхен»;
* «Сириана»;
* «Код да Винчи»
* «Пепел и снег» (Ashes and Snow);
* «ВОДА. Прекрасная и опасная» (док.фильм).
* Home

[править] Армянский международный кинофестиваль «Золотой Абрикос»

Основная статья: Золотой абрикос

Золотой абрикос (арм. — Ոսկե Ծիրան) — ежегодный кинематографический фестиваль, проводимый в июле в Ереване (Армения) при содействии Министерства культуры Армении. Кинофестиваль, по традиции, имеет три основные программы — международный конкурс игрового и документального кино, а также конкурс «Армянская панорама». В первом году кинофестиваля принимали участие только армянские фильмы, а уже начиная со второго раза всё чаще участвуют иностранные кинематографисты. Международный кинофестиваль «Золотой абрикос» является побратимом Роттердамского и Пусанского международных кинофестивалей.
[править] Аллея звезд деятелей армянского кино

Аллея звезд деятелей армянского кино откроется в Ереване в день открытия кинофестиваля «Золотой Абрикос 2010»[2], архитектор аллеи Гамлет Хачатрян. Первые звезды на Алее будут носить имена режиссёров, вошедшие в каталог мирового кино. Это Амо Бекназарян, Рубен Мамулян, Сергей Параджанов и Анри Верной. «Меня не простят многие, поскольку и Фрунзе Довлатян, и Генрик Малян, и Степан Геворкян достойны этой чести, но нам нужно время, чтобы последовательность была правильной. Каждый год на алее будет добавляться по 3-4 звезды»,- подчеркнул Арутюн Хачатрян — режиссёр, директор кинофестиваля «Золотой Абрикос».
[править] Актёры и актрисы армянского кино
Фрунзик Мкртчян

* Абазян, Геворг
* Абелян, Ованес Артемьевич
* Абрамян, Хорен Бабкенович
* Адамян, Петрос Иеронимович
* Айвазян, Агаси Семёнович
* Араксян, Погос
* Асрян, Арусь Арутюновна
* Бек-Назаров, Амбарцум Иванович
* Вагаршян, Вагарш Богданович
* Ванандеци, Саркис Мирза
* Вардересян, Вардуи Карапетовна
* Масчян, Анаит Акоповна
* Сирануйш
* Туманян, Алла Михайловна
* Элбакян, Анна
* Элбакян, Лили Арменовна
* Гаспарян, Азат Николаевич
* Джигарханян, Армен Борисович
* Довлатян, Фрунзе Вагинакович
* Исраелян, Сергей Хоренович
* Казарян, Ашот
* Котанджян, Рафаэль Артёмович
* Манарян, Ерванд Христофорович
* Манукян, Гуж Александрович
* Мартиросян, Гарик Юрьевич
* Мкртчян, Фрунзик Мушегович
* Саакян, Ваграм
* Саркисян, Арташес Гагикович
* Саркисян, Сос Арташесович
* Тумасян, Артур Львович
* Хачанян, Амвросий
* Хостикян, Армен Исаакович
* Элбакян, Армен Эдгарович
* Элбакян, Эдгар Георгиевич

[править] Армяне — звезды кино
Кинотетр «Москва» в Ереване
Кинотеатр «Наири» в Ереване

* Амо Бекназарян — киноактёр, режиссёр, сценарист, основатель армянской кинематографии
* Ваграм Папазян — артист
* Гурген Джанибекян -- актёр, народный артист СССР
* Фрунзик Мкртчян — один из самых популярных актёров СССР
* Армен Джигарханян — один из самых популярных актёров СССР и России
* Дмитрий Харатьян- популярный российский киноактёр
* Михаил Галустян — шоумен, снялся в нескольких комедиях
* Левон Тухикян
* Сос Саркисян- актёр, народный артист СССР
* Леонид Енгибаров
* Шер (Шерилин Саркисян) — актриса, певица (Голливуд)
* Луиза Бозабалян — актриса, певица (Ливан)
* Грачья Нерсисян — артист народный артист СССР (США)
* Адабашьян, Александр Артемович — сценарист, режиссёр, актёр
* Газаров, Сергей Ишханович — актёр и режиссёр
* Карапетян, Артем Яковлевич — актёр, кинорежиссёр
* Мартиросян, Георгий Артемович — актёр театра и кино
* Оганесян, Нерсес Гедеонович — актёр, режиссёр, сценарист
* Эрик Богосян — актёр, мирового класса
* Михаил Конорс(Оханян)- актёр. США
* Роуэн Аткинсон (Мистер Бин) — английский актёр, писатель, продюсер.
* Авет Аветисян — актёр, народный артист СССР
* Евгений Вахтангов
* Сергей Параджанов
* Армен Джигарханян
* Павел Луспекаев [3]
* Фрунзик Мкртчян
* Карен Шахназаров — генеральный директор и председатель Правления Киноконцерна «Мосфильм»
* Гавриил Егиазаров — известный советский кинорежиссёр («Горячий снег» и др.)
* Лев Кулиджанов — кинорежиссёр («Преступление и наказание»)
* Армен Медведев — председатель Госкино СССР [4]
* Александр Адабашьян — («Мастер и Маргарита», 2005)
* Дмитрий Харатьян
* Родион Нахапетов
* Роман Балаян
* Тигран Кеосаян
* Эдмонд Кеосаян
* Евгений Симонов
* Рубен Симонов
* Роуэн Аткинсон — актёр, писатель, продюсер. В России известный главным образом по роли в телесериале «Мистер Бин».
* Лев Атаманов (Атаманян) — один из основателей советской мультипликации
* Артур Джанибекян — генеральный продюсер «Comedy Club»
* Рубен Мамулян [5] — создатель первого цветного фильма («Becky Sharp», 1935) мировой кинематографии. Звезда с его именем установлена на голливудской аллее славы.
* Грегори Пек [6]
* Мардик Мартин — америкаснкий киносценарист («Нью-Йорк, Нью-Йорк», 1977 и т. д.)

Грегори Пек

* Аким Тамиров — американский киноактёр. Лауреат премии «Золотой глобус»
* Алекс Емениджян [7] — главный администратор Metro-Goldwyn-Mayer (США)
* Томас Оганян [8] («Оскар», 2000)
* Атом Эгоян
* Франсис Вебер [9] — известный французский кинорежиссёр и сценарист
* Шарль Жерар (Ачемян) — французский киноактёр («Игрушка»)
* Анри Верней (Ашот Малакян) — известный французский кинорежиссёр («Сицилийский клан», «Труп моего врага», «Обезьяна зимой» и др.)
* Ален Берберьян — французский кинорежиссёр («Корсиканец», 2004 и т. д.)
* Мари Лафорэ [10]
* Сильвия Вартан[11] — известная французская киноактриса («Черный ангел») и певица
* Аракси Балабанян — бразильская актриса, звезда телесериалов
* Акоп Вардовян — основатель турецкого театра
* Левон Чалукян («Оскар», 1987)
* Георгий Маркарович Саакян (р. 1926) — российский актёр, член Гильдии актёров и член союза кинематографистов России.[12]

[править] Армяне — известные продюсеры

* Артур Джанибекян — Генеральный продюсер Комеди Клаб
* Сергей Даниелян — продюсер, создатель Час Пик, Снежная Королева
* Арам Мовсесян — зам. Генерального Директора Централ Партнершип
* Артак Гаспарян — создатель и продюсер Самый Лучший Фильм
* Говард Казанджян — продюсер Индиана Джонс и Звездные Войны
* Артур Чобанян — продюсер Роки 4 и 5
* Артур Саркисян — создатель и продюсер Rush Hour
* Анаид Назарян — исполнительный продюсер Tetro, фильм Франсис Форд Копола
* Рос Багдасарян — создатель Алвин и Бурундуки
* Александер Акопов — продюсер, владелец Амедия
* Артур Саркиссян — продюсер
* Стивен Зейлян — американский продюсер
* ((Владимир Немирович-Данченко)) — режиссёр, театральный критик, основатель МХТа

[править] Самые известные проекты

* Сериал «Ворогайт» («Западня»)
* Сериал «Верадарц» («Возвращение»)
* Сериал «Эмигранты» (Канал USArmenia вещает на территории США,а так же EUArmenia на Европу и Армению)
* Кино «Ми Вахецир» («Не бойся») — про Нагорно-Карабахский конфликт

[править] Киностудии Армении

* Арменфильм
* Мардакертфильм
* Киностудия «Айк» [1]

[править] Список фильмов
[править] 1925—1930

* 1925
o «Намус» (Честь)

* 1926
o «Шор и Шоршор»
o «Зарэ»

* 1927
o «Злой дух»
o «Раба»
o «Хас-Пуш»

* 1928
o «Гашим»
o «Дом на вулкане»
o «Замаллу» («Шагалинский мост»)
o «Пять в яблочко» («Шаг за шагом»)
o «Шестнадцатый»

* 1929
o «Вор» («Похититель изобретения»)
o «Колхозная весна»
o «Кто виноват?» («Комсомольская правда»)

* 1930
o «Ануш»
o «Внимание!»
o «Всегда готов!»
o «Ким — дежурный»
o «Первые лучи» («Ай да ребята»)
o «Под чёрным крылом» («Сигнал у водопада»)

[править] 1931—1940

* 1931
o «Кикос»
o «Мексиканские дипломаты»

* 1932
o «Две ночи»
o «Курды-езиды»
o «Лодырь»
o «Поверженные вишапы»
o «События городе в Сен-Луи» («Забастовка»)

* 1933
o «Арут» («Двадцать дней») («Три процента»)
o «Дитя солнца» («Поэма о хлопке»)
o «Свет и тени)» («На фронте»)

* 1934
o «Гикор»
o «Когда цветут сады»

* 1935
o «Пэпо» — первый армянский звуковой фильм

* 1937
o «Каро»
o «Шесть залпов»
o «Зангезур»
o «Севанские рыбаки»

* 1939
o «Горный марш»
o «Горный поток» («Нерушимая дружба»)
o «Люди нашего колхоза» («На карте пункт не обозначен»)

* 1940
o «Храбрый Назар»

[править] 1941—1950

* 1941
o «Кровь за кровь»
o «Огонь в лесу»
o «Семья патриотов»
o «Урок советского языка»

* 1942
o «Дочка»

* 1943
o «Давид-Бек»
o «Жена гвардейца»

* 1944
o «Однажды ночью» («Невеста»)

* 1947
o «Анаит»

* 1949
o «Девушка Араратской долины»

* 1950
o «Второй караван»

[править] 1951—1960

* 1954
o «Мелочь»
o «Смотрины»
o «Тайна горного озера»

* 1955
o «В поисках адресата»
o «Золотой бычок»
o «Призраки покидают вершины»

* 1957
o «Лично известен»

* 1958
o «Песня первой любви»
o «Почему шумит река»

* 1960
o «Голоса нашего квартала»
o «К вершинам»
o «Парни музкоманды»
o «Рожденные жить»
o «Саят-Нова»
o «Северная радуга»

[править] 1961—1970

* 1962
o «Двенадцать спутников»
o «Дорога»
o «Перед рассветом»
o «Тжвжик» («Печенка»)
o «Губная помада № 4»

* 1963
o «Путь на арену» — первый цветной игровой фильм

* 1965
o «Здравствуй, это я!»
o «Чрезвычайное поручение»

* 1967
o «Треугольник»
o «Акоп Овнатанян» (1967)

* 1968
o «Цвет граната» («Саят-Нова»)
o «Братья Сарояны»

* 1969
o «Мы и наши горы»

* 1970
o «Выстрел на границе»
o «2-Леонид-2»
o «Кум Моргана»
o «Ленин и Али»
o «Отзвуки прошлого»
o «Родник Эгнар»
o «У колодца»
o «Фотография»
o «Саят Нова»

[править] 1971—1980

* 1971
o «Хатабала»
o «Хижины надежды»
o «Хлеб»

* 1972
o «Айрик» (ПАПА)
o «Армянские фрески»
o «Возвращение»
o «Мужчины»
o «Памятник»
o «Хроника ереванских дней»

* 1973
o «Аршак»
o «За час до рассвета»
o «Печальное происшествие с хорошим концом»
o «Последний подвиг Камо»
o «Приключения Мгера в отпуске»
o «Терпкий виноград» («Давильня»)
o «Утёс»
o «Хаос»

* 1974
o «Желтый тондыр»
o «Здесь, на этом перекрестке»
o «Односельчане»
o «Твёрдая порода»
o «Ущелье покинутых сказок»
o «Человек из Олимпа»

* 1975
o «В горах мое сердце»
o «Вдохновение» («Концерт для деда Воскана»)
o «Вода наша насущная» («Белые берега»)
o «Место под солнцем»
o «Невеста с севера»
o «Рыжий самолет»
o «Снова пришло лето» («Лебедь»)
o «Этот зелёный, красный мир»

* 1976
o «Август»
o «Багдасар разводится с женой»
o «И тогда ты вернешься…»
o «На дороге»
o «Оркестр прошёл по улице»
o «Рождение»

* 1977
o «Каменная долина»
o «Наапет»
o «Осеннее солнце»
o «Поклонись наступившему дню»
o «Председатель ревкома»
o «Приехали на конкурс повара»
o «Солдат и слон»

* 1978
o «Аревик»
o «Дерево Сероба»
o «Ещё пять дней»
o «Звезда надежды»
o «Звёздное лето»
o «Конец игры»
o «Нейтральная ситуация»
o «Снег в трауре»
o «Ссыльный 011»
o «Мхитар Спарапет»

* 1979
o «Голубой лев»
o «Дзори Миро»
o «Добрая половина жизни»
o «Живите долго»
o «Легенда о скоморохе»
o «О, Геворк!»
o «Умри на коне»
o «Шелковица»
o «Эй, кто-нибудь»

* 1980
o «Автомобиль на крыше»
o «Восьмой день творения»
o «Крупный выигрыш»
o «Немой свидетель»
o «Отель „Бабушка“»
o «Полёт начинается с земли»
o «Пощёчина» («Кусок неба»)
o «Там, за семью горами»

[править] 1981—1990

* 1981
o «Восточный дантист»
o «Командировка в санаторий»
o «Лирический марш»
o «Подснежники и эдельвейсы»
o «Прощание за чертой»
o «Скромный человек»

* 1982
o «Гикор»
o «Как это случилось?»
o «Капля мёда»
o «Кориолан»
o «Крик павлина»
o «Механика счастья»
o «Песнь прошедших дней»
o «Происшествие в июле»
o «Самая теплая страна»
o «Схватка»

* 1983
o «Ануш»
o «Зажженный фонарь»
o «Кочари»
o «Мама Ануш»
o «Огонь, мерцающий в ночи» («Микаел Налбандян»)
o «Парикмахер, дяде которого дрессированный тигр отгрыз голову»
o «Пожар»
o «Полустанок»
o «Хозяин»
o «Цена возврата»
o «Частный случай»

* 1984
o «Белые грёзы»
o «Всадник, которого ждут»
o «Земля и золото»
o «Мы еще встретимся»
o «Происшествие»
o «Тропинка в небо»

* 1985
o «Алмаст»
o «Апрель»
o «Доброе утро»
o «Как кот ремеслу учился»
o «Капитан Аракел»
o «Куда идёшь, солдат?»
o «Последнее воскресенье»
o «Танго нашего детства»
o «Яблоневый сад»

* 1986
o «День бумажного змея»
o «Каникулы у моря»
o «Одинокая орешина»
o «Пока живём…»
o «Три золотых правила»
o «Чужие игры»

* 1987
o «Аптека на перекрёстке»
o «Дорога к Давиду Сасунскому»
o «Квартет»
o «На дне»
o «Несчастный случай»
o «Пять писем прощания»
o «Тринадцатый апостол»

* 1988
o «Аршак II»
o «Белая кость»
o «Дыхание»
o «Коле»
o «Самая холодная зима с 1854 года»
o «Тайный советник»
o «Удару навстречу»

* 1989
o «Белая ночь для слепого гонца»
o «Боже, за что?» («Ход чёрных»)
o «Ветер забвения»
o «И повторится всё…»
o «Лицом к стене» при участии Госкино СССР
o «Обычное дежурство»
o «Там, где небо лежит на земле»
o «Фокусник»

* 1990
o «Кровь»
o «Счастье»
o «Тоска»
 
KhorenДата: Суббота, 2011-07-02, 5:40 PM | Сообщение # 38
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 137
Репутация: 0
Статус: Offline
1991—2000

* 1991
o «Возвращение на обетованную землю»
o «Глас вопиющий…»
o «Загнанные»
o «Проклятые»
o «Три мореходца в жаркой пустыне»
o «Утерянный рай»

* 1992
o «Авлос»
o «Где ты был, человек божий?»
o «Товарищ Панджуни»

* 1993
o «Бюст»
o «Катастрофа»
o «Ной»
o «P.S.» (Постскриптум)
o «Финиш»
o «Хорсия»

* 1994
o «Инспектор»
o «Мираж»
o «Последняя станция» совместно с «PAREV PRODUCTION» (Франция)
o «Сестричка из Лос-Анджелеса» при участии «BFC Inc.», США

* 1995
o «Весы»
o «Вор»
o «Лабиринт» совместно с «BOOMERANG PRODUCTION» (Франция) и при участии: K. F. a. s. STUDIO 1 (Чехия), «SIRENA FILM» (Чехия)

* 1996
o «Господи, помилуй»
o «Чёрное и белое»
o «Наш двор 1»

* 1997
o «Пробоина» («Чёрная стена»)
o «Наше село (Мер Гюх)»

* 1998
o «Надежды смерти»

* 1999
o «Иди с миром»
o «Листопад над Антаресом»
o «Силуэт» («Грёзы»)

* 2000
o «Герострат»
o «Пьерлекино или Легче воздуха»
o «Сумасшедший ангел»

[править] 2001—2010
Постер к фильму Не стрелянные патроны

* 2001
o «Весёлый автобус»
o «Обыкновенный инстинкт»
o «Симфония молчания»

* 2002
o «На пороге»
o «Арарат»

* 2003
o «Документалист»
o «Водка-Лимон»

* 2005
o «Ворогайт» («Западня»)

* 2006
o «Добро пожаловать в Нагорный Карабах-Арцах»
o «Маяк»

* 2007
o «Ми вахецир (Не бойся)»

* 2008
o «Нестреляные патроны» (2008)

* 2009
o «Граница»

* 2010
o «Из Арарата в Сион»
o «Столица»

[править] Короткометражные фильмы

* «01-99» — 1959
* «Золотой телёнок»
* «Шелковица»
* «Милиционер»
* «65»
* «Граница»

[править] Мультфильмы

* «Волшебный ковер» (1948)
* «Про Чика-хвастунишку» (Сборник мультфильмов) Совместное производство: Киностудия «Союзмультфильм», Ереванская киностудия, Тбилисская киностудия (1948—1951)
* «Кикос» (1979)
* «Три синих, синих озера малинового цвета» (1981)
* «Кто расскажет небылицу?» (1982)
* «Ух ты, говорящая рыба!» (1983)
* «В синем море, в белой пене…» (1984)
* «Ишь ты, масленица!» (1985)
* «Урок» (1987)
* «Таверна» (2004)
 
marynchukДата: Среда, 2012-09-05, 11:12 AM | Сообщение # 39
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Добрий день! Я маю монету,чи то мидальйьон вид Ованвванку biggrin [color=red]
 
Форум » Армяне » Армя́не (арм. Հայեր) » Культура Армении (Культура Армении)
Страница 1 из 11
Поиск: